Эшелоны крымских татар шли на восток через маленькую сибирскую станцию пролётом — все запасные пути были забиты такими же эшелонами. Молчаливые старики, одетые в плюшевые жакетки женщины и диковатые ребятишки слонялись в районе вокзала. Многие, приехавшие раньше, понастроили будок и землянок недалеко от базарной площади; в ход шли ржавые листы железа, фанера, старые доски, куски черепицы. Поселение получило название Орды. Взрослые нас пугали Ордой, часто можно было видеть угрюмую кучку татар, медленно везущих на тележке обёрнутого белой тканью покойника, нередко это был ребёнок. Мальчишек-татар мы сторонились и дразнили их непонятными словами: «Нары, нары, накулдык, чёрна муха, белый штык». Но бабка моя сказала мне как-то: «Ты их не трогай. Татаре — народ хороший. Помирать будет, а не украдёт». Вообще она была справедлива в суждениях, немногословна, не особенно стеснялась в выражениях, обладала пытливым умом. Девчонкой будучи, возила тачкой землю на строительстве транссибирской магистрали, помнила Гарина-Михайловского, бывшего на их участке инженером. Даже в тюрьме побывала по моей невольной вине.

В начале войны прибыл к нам эвакуированный из Подольска швейный цех со всем оборудованием — шили «шинеля» для комсостава. Бабка и поступила туда закройщицей, а работала на дому. Разложив на громадном столе «штуку» сукна, намечала мылом ориентиры, после чего острой бритвой, без лекал, резала нужные детали, а я их раскладывал на полу по кучкам: рукав, пола, спинка, ворот. Сшила она мне из серо-голубого генеральского сукна длинную, до пят, кавалерийскую шинель — сзади высокий разрез с золотыми пуговицами, рукав «до косточки», подкладная грудка, кант по вороту, да ещё кубанку — верх малиновый, опушка — каракуль. Шли мы по базару — глазели все на меня, а бабка быстро сбывала свои изделия: суконные шапки, рукавицы, поддёвки за хорошую цену; спрос был всегда. Часто выменивала сало, мёд, пшено, постное масло, мыло — жили мы не голодно. Ходить с бабкой быстро надоедало, и я убегал в другие ряды, где торговали семечками, махоркой, кедровым орехом, трофейным немецким барахлом, мётлами, скобьём. Семья китайцев продавала бумажные цветы, веера, зонтики и сладкую тянучку. Лилипуты показывали акробатические номера. Здесь же гармонист в солдатской форме без погон, с деревяшкой вместо ноги пел про Чуйский тракт, про драку в таверне; время от времени исполнитель, подпрыгивая, обходил с шапкой круг слушателей, представляясь: «Молодой человек Володя». Я слушал Володю, до трепетной боли переживая судьбу калеки-танкиста или раненного черноморского матроса; рыдающие басы гармони и простая мелодия магически действовали на меня, и я убегал, чтоб не видели моих слёз…

Войдите чтобы комментировать
Обсудить эту статью на форуме (6 ответов).

Экспедиция "Возродим народные промыслы" побывала на знаменитой Тульской фабрике музыкальных инструментов.

Войдите чтобы комментировать
Обсудить эту статью на форуме (18 ответов).

18 марта 2013г. Геннадию Заволокину исполнилось бы 65 лет

 

 

Девяностые годы минувшего века у меня прошли под знаком Геннадия Заволокина, настолько его имя и образ увлекли меня. Я знал, что он бывал на рязанской земле, в моем родном Пронске и даже делал запись своей передачи на известном Покровском холме. И тогда решил написать о нем, поделиться своими чувствами и мыслями с читателями всей России. Дождался, когда Геннадий Дмитриевич появится в Москве, договорился о встрече, и вскоре она состоялась в монтажной студии Останкино, где Заволокин готовил очередную передачу «Играй, гармонь!».

Войдите чтобы комментировать
Обсудить эту статью на форуме (2 ответов).

21-летний Богдан Сенчуков из украинского Жашкова наловчился делать из спичек музыкальные инструменты, вполне пригодные для игры. Он уже смастерил гитару, гармошку и теперь принялся за скрипку.

Войдите чтобы комментировать
Обсудить эту статью на форуме (5 ответов).

Русская идея скрыта в народных песнях и танцах
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/13342

Песня и танец, как ее внешнее проявление в движении, есть отражение настроения человека. Поющий человек выражает песней состояние души. Воин, исполняющий народные песни, духовно связан со своим народом. Армия без души, без духа – мертвая организация, неспособная не только к ведению войны, но и к самосохранению. Но и армия, поющая чужие песни, тоже обречена на поражение

Войдите чтобы комментировать
Обсудить эту статью на форуме (12 ответов).