Пока поет елецкая гармонь.

Продолжая дело братьев Заволокиных
10.02.2012 "Липецкая газета". Лада Сергеева
// Культура
Фото Николая Черкасова

Одним из самых обсуждаемых событий последних дней в культурной жизни Ельца стала новость об открытии мастерской по ремонту рояльной гармони. Все, кто неравнодушен к судьбе звонкоголосой прародительницы аккордеона, понимают: народный инструмент возрождать придется практически с нуля.


Да, и в ХХI веке в древнем городе не умолкли звуки «роялки», продолжается плеяда музыкантов, которые знают, чувствуют и любят гармошку. Но мастеров, способных продлевать ей жизнь, и уж тем более «строить», как то бывало раньше, вслушиваясь в звуки и сличая с пением гармоники-образца, уже не осталось. Нет в живых Александра Гришина — одного из «последних из могикан», кто знал эти секреты. Ушел в мир иной Афанасий Матюхин — непревзойденный самородок-гармонист, передав любовь к инструменту своему внуку Константину. Нет Николая Клокова, братьев Петра и Егора Горбуновых. В музее ремесел как память о прошлом хранятся «роялки» последнего умельца по их изготовлению Семена Сочетаева.

Подробнее: Пока поет елецкая гармонь.
Log in to comment

Трансформация национальных музыкальных инструментов во второй половине ХХ века в Кабардино-Балкарской Республике (КБР)


В отличие от бытовавших традиционных музыкальных инструментов, имевших локальное распространение и специфику, гармоника (пшынэ) сразу утвердилась как инструмент надэтнический. Вообще, гармоникой называется музыкальный инструмент, в котором звуки извлекаются свободно проскакивающими металлическими язычками, приводимыми в движение воздушной струей. Подобный принцип звукоизвлечения был известен в странах Юго-Восточной Азии еще за 2-3 тыс. лет до нашей эры (инструменты кэн, шэн, чонофуй и др.).

Подробнее: Трансформация национальных музыкальных инструментов во второй половине ХХ века в...
Log in to comment
Discuss this article in the forums (2 replies).

Очерк «Человек интересной судьбы».

«Судьба человека» - так назвал свой рассказ о простом труженике, солдате, защитнике своего Отечества М. А. Шолохов.

В Толковом словаре это слово определяется как «складывающийся независимо от воли человека ход событий, стечение обстоятельств, участь, доля, жизненный путь», то есть судьба человека, как в рассказе Шолохова, так и в лексическом значении этого слова тесно связана с судьбой страны, Родины.
Исторический ход событий и является тем стечением обстоятельств, которые определили судьбу героя моего рассказа НИКОЛАЯ ИВАНОВИЧА РАХМАНОВА, по характеру так похожего на Андрея Соколова, на Василия Тёркина из одноимённой поэмы А. Т. Твардовского и многих, многих простых русских мужиков.
Рассказ о судьбе человека – всегда большая ответственность, особенно если этого человека уже нет в живых, если он уже никогда не расскажет о себе сам. Пытаясь создать нравственно-психологический портрет Н. И. Рахманова, я использовала материалы из нашего школьного музея: фотографии, исторические документы, воспоминания людей, близко его знавших.
Николай Иванович Рахманов родился 20 мая 1923 года в селе Никоново, Маслянинского района, а точнее в посёлке Забердь , которого давным-давно уже нет, и мало кто помнит, что такой посёлок когда-то существовал. Его мать, Рахманова Агриппина Лазаревна, 1901 года рождения, очень хотела, чтобы её сын «стал человеком», и хотя семье жилось трудно, Николай Иванович закончил семилетку. Поговаривали, что Агриппина Лазаревна – бывшая дворяночка, сама она об этом никогда не рассказывала, но иногда с горькой иронией называла себя «кисейной барышней». Точного подтверждения о происхождении Агриппины Лазаревны нет, а в документах, сохранившихся в Администрации Берёзовского сельского совета, она значится как неграмотная.
До Великой Отечественной войны Николай Иванович работал в Тисульском районе Кемеровской области взрывником на руднике «Ударник». Война 22 июня 1941 года застала его в шахте, а на другой день вызвали в военкомат, и через 11 дней он ушёл на фронт.
Всю войну, по словам Николая Ивановича, он прошёл «от звонка до звонка».
«Рассказчик Николай Иванович был – не переслушаешь. Рассказывает, бывало, какой-нибудь эпизод из своей фронтовой биографии с таким юмором, что получается у него не страшный рассказ о войне, а какая-то смешная байка». ( Из воспоминаний учителя русского языка и литературы Шалагиной Н. М. ). На самом же деле в его Военном билете на странице 4 в сведениях о прохождении действительной военной службы записано: «Ранбольной с июля 1942 по март 1943, с мая 1945 по сентябрь 1945». Николай Иванович был тяжело ранен первый раз в живот 14 июля 1942 года под Воронежем (станция Рамонь), второй раз – тяжело контужен и ранен в левую руку 5 мая 1945 года в Восточной Пруссии под Кенигсбергом. После контузии долго не приходил в сознание. Медсестра написала об этом Агриппине Лазаревне, и та, бросив всё, приехала в госпиталь к сыну. Почти 2 месяца она не отходила от него, пока он не начал поправляться. Победу Николай Иванович встретил в госпитале, награждён медалями «За отвагу», «За победу над Германией», знаком «За доблесть и отвагу».
После войны Николай Иванович работал в Красноярском крае, затем приехал на родину. Жил и работал сначала в посёлке Кинтереп, потом переехал в Берёзово. Работал всегда, даже когда ушёл на пенсию. А какие он топорища и деревянные ручки к ножам делал – любо-дорого поглядеть! Благодарные односельчане до сих пор говорят, что черенки к лопатам и вилам, изготовленные руками деда Рахманова, сами в руки просятся.
Николай Иванович был частым гостем в Берёзовской средней школе. Ребята с удовольствием слушали его незамысловатые рассказы о войне, чувствовали в нём своего человека, поэтому всегда задавали много вопросов, на которые он отвечал со своим неизменным юмором. Но дети всегда чувствовали и понимали, что война не бывает смешной, что это страшная трагедия для миллионов людей, переживших её.
И где бы Николай Иванович ни был, он всегда был душою компании, потому что, кроме трудолюбия, доброты, оптимизма и неподражаемого юмора, обладал ещё одним качеством: до самозабвения любил гармонь, замечательно играл на ней, знал много частушек и песен. Не зная нотной грамоты, на слух, он «влёт» подбирал музыку к любой песне, постоянно участвовал в художественной самодеятельности села , выступал на сцене Маслянинского районного Дома культуры.

Подробнее: Очерк «Человек интересной судьбы».
Log in to comment
Discuss this article in the forums (2 replies).

Архив 2006г. 60-летний юбилей Александра Заволокина и 20-летие телепередачи «Играй, гармонь!»/

Календарная дата: 60-летний юбилей Александра Заволокина и 20-летие телепередачи«Играй, гармонь!»

Сознаюсь, писать о братьях Заволокиных мне трудно. Как-никак, знакомы больше 25 лет. Многие мои оценки могут быть восприняты как некий реверанс знаменитым артистам, а кому-то покажутся слишком предвзятыми и субъективными… Ну и пусть. Зато пишу я о близких мне людях искренне и с любовью…

Подробнее: Архив 2006г. 60-летний юбилей Александра Заволокина и 20-летие телепередачи «Играй, гармонь!»/
Log in to comment
Discuss this article in the forums (0 replies).

Гармонь - национальная идея!

У нас как-то мужики заспорили: что есть русская национальная идея. Отчего спор вышел? Да это президент рассердился, когда ему вопрос-то задали: что есть русская идея? Тогда он в сердцах сказал, дескать, что вы все носитесь с русской идеей?! Здоровая, мол, конкуренция и есть национальная наша идея. Кто-то же ведь и углядел это по телевизору. Стариков, должно быть, он все передачи подряд смотрит, и когда у колонки с кем-то встречается, прямо сразу вместо «Здорово», говорит:

– Я вот чего думаю: вчарась по телевизору показывали пресканфиренцию, так президент прямо осерчал и говорит: да нету, дескать, ее, этой идеи, одна конкуренция должна быть.

Так вот. Мужики в перекуре почесали затылки и, слова эти недолго обсуждая, почти единогласно, за одним только воздержавшимся Маркелом, решили… Неожиданное, конечно было решение. Президенту в голову бы не пришло – это точно. Он ведь в деревне не жил. А в России, как решили мужики – все равно главное – деревня, она из нее выросла, все города подняла, а теперь как старая мать лежит в постели. Лицо у нее от солнца да ветра темное, в морщинках, руки тяжкой многолетней работой убитые, жизнь в ней едва теплится, а она все ждет, когда же ее сын-бугай город, ее же молоком вскормленный, подъедет: и пусть не лекарства привезет, так хоть слово теплое скажет. И чего у этой бабки радостного было, чем же она счастлива была за свои годы-то?

Подробнее: Гармонь - национальная идея!
Log in to comment
Discuss this article in the forums (11 replies).