Михаил Морозов - гармонь в моде!


«Человек-оркестр» — такое прозвище «в народе» получил Михаил Морозов — 25-летний музыкант, одновременно играющий на нескольких инструментах: гармони, бубне, жалейке и свирели. Кроме того, он еще замечательно поет и часто в своих выступлениях использует модный бит-бокс.

Михаил Морозов гастролирует с сольными концертами по всей России, сотрудничает с певицей Мариной Девятовой, преподает в доме творчества, является солистом сразу двух консерваторий — Московской и Вологодской, принимает участие в музыкальных фестивалях, съемках на канале «Культура» — и все это каким-то невероятным способом совмещает с обучением в аспирантуре.

О том, как ему это удается, с чего все начиналось, что есть музыка и почему выбор пал на гармонь — самый русский народный инструмент, журналу «Наша молодежь» рассказал сам Михаил.

— Миша, ты помнишь, с чего началось твое увлечение музыкой? Ведь ты пошел в музыкальную школу довольно поздно — в 11 лет. В этом возрасте человек вполне способен на осознанный выбор.

— В 11 лет я еще не чувствовал себя осознанной личностью (смеется). Моя мама была против того, чтобы я учился в музыкальной школе, уж не знаю почему. Но, в конце концов, после моих долгих упрашиваний, согласилась, тем более что все знали, как сильно я хотел этим заниматься.

Хотя если начинать с самых истоков, то поначалу гармонь не была для меня музыкальным инструментом. Первое, что меня в ней привлекло, — это множество кнопочек. Мне казалось, что с их помощью можно создавать бесконечные комбинации чего-то невероятного, чего-то как будто бы из другой реальности.

Еще гармонь ассоциировалась у меня с чем-то механическим. Мне вообще всегда нравилось копаться в механике, создавать что-то. Одно время я даже хотел стать электриком, мечтал собрать свою игровую супер-приставку, даже начал уже — использовал все, что только можно было найти дома и у друзей. В общем, был безгранично романтичен и мечтал-мечтал, а поделать с этим ничего не мог — ни возможностей не было, ни достаточных знаний. А через инструмент я смог реализовать не только свои мысли, но и себя самого.

— А сейчас увлечения эти остались — механика, электроника?

— Периодически я ломаю и чиню свою машину (смеется). На самом деле, если копнуть глубоко, то, может быть, былые увлечения и всплывут на поверхность, но, если честно, времени совсем нет. И дело не только в музыке. Ведь исполнительская деятельность связана не только с музыкой — я еще должен на письма отвечать, которые мне люди присылают, диски свои записывать, монтировать видеоролики, размещать все это в интернете. Помнишь, передача такая была — «Сам себе режиссер»? Так вот я — сам себе администратор.

— Скажи, а почему ты выбрал именно гармонь? Все-таки это немного необычно при повальном увлечении мальчишек гитарами.

— А я и на гитаре умею! Несколько лет играл на басу в группе — рестораны, вечеринки, репетиции. Неплохая группа, ребята хорошие, но потом понял, что все-таки не мое это — гармонь ближе, душевнее. А почему именно этот инструмент выбрал — наверное, гены. Говорят, у меня дед на гармони играл, но сам я не слышал. Зато замечательно помню саму гармонь, которая все детство перед глазами простояла.

— Каждый музыкальный инструмент, как правило, имеет свою историю. Расскажи о гармони, на которой ты играешь. Откуда она у тебя? Может быть, с ней связаны какие-то особенные воспоминания?

— У моего инструмента история не то чтобы интересная. Я бы сказал, она политическая, хотя сам я далек от политики (смеется). Мне его подарил один из кандидатов во время предвыборной агитации на пост мэра у нас в Нелидово. Я в то время был не совсем, конечно, популярной, но довольно известной личностью. Наверное, поэтому меня и выбрали для этих целей. Вручили прямо на площади гармонь под громкий лозунг «Поддержим молодые таланты»! Впрочем, я им благодарен — инструмент хороший (улыбается).

— Миша, у тебя довольно широкий репертуар — и Бах, которого играть на гармони довольно непросто, и современные композиции, и народные песни. А как ты выбираешь произведения для концерта? И вообще, зависит ли то, что ты играешь, от того, где ты выступаешь?

— Да, конечно, от места выступления многое зависит. Я ведь на разных площадках выступаю — и на открытых, и в камерных залах, и в филармонии, и в домах культуры. Соответственно, и программу подбираю под зал и зрителей. Скажем, в дома культуры или музеи в основном пожилые бабушки-дедушки приходят — для них играю, конечно же, музыку русскую, народную. Для людей помоложе — строгую классику и современные аранжировки. Конечно, как и у всех музыкантов, у меня в репертуаре есть несколько «коронок», которые я играю всем, и они имеют успех везде, где бы я их ни исполнял: это яркие, поставленные номера, например, «Яблочко», «Скоморошина». Они насыщены энергией, задорны, в них я использую сразу несколько инструментов — это всегда вызывает бурю эмоций. Да я и сам очень эмоционален на сцене — и моя энергия, по большей части, разрушающая: бывает и кнопки отлетают, и другие части инструмента, и меха рвутся. Кстати сказать, это тоже очень действует на публику (смеется).

— Ты ведь сам тоже пишешь музыку, да?

— Ну, это так — случайно получилось. Мне нужно было в сжатые сроки внести в репертуар что-то свежее. Для этого нужно достать ноты, сделать переложение, сжиться с произведением — пережить его, внести свое, понять автора — колоссальная работа! А времени было очень мало — я буквально горел. Тогда-то меня и осенило — дай лучше что-нибудь сам придумаю, так проще (смеется). Но моим первым авторским, если так можно сказать, дебютом на сцене, стала импровизация — сыграл буквально восемь тактов известной темы и тут же на ходу придумывал вариации. Сейчас редко, но бывает – выхожу иногда на сцену и просто не знаю, что сыграть: импровизация в таких случаях очень помогает, хотя, конечно, много так не наиграешь (смеется).

— Записываешь, так сказать, для потомков?

— На ноты — нет, упаси бог — не люблю этой рутины. Если только на диктофон или видеозаписи. Но это все ерунда. Ведь когда импровизируешь, то ты на сцене полностью раскрываешься — нет ни капли неестественности! Я в эти минуты словно забываю обо всем, а народ смотрит и понимает, что это происходит прямо здесь и сейчас, прямо в эту минуту, что до этого момента ничего не было.

— Бытует довольно распространенное мнение, что гармонисты — это этакие рубахи-парни, как говорится, «первые на деревне», легкие в общении, веселые. Скажи, ты себя относишь к этой категории людей? Ведь наверняка у тебя множество самых разных знакомых?

— Не-не-не, это другие люди. Есть такие, которые, помимо профессиональной деятельности, еще и «тамадят». Я «тамадением» не занимаюсь. Я вообще застенчивый и скромный (смеется). Меня, конечно, приглашают на свадьбы, юбилеи, что там еще бывает? Корпоративные вечеринки. И да — я принимаю подобные приглашения, но только в качестве артиста, как своеобразное украшение. Играю там свои номера, песни пою, подыгрываю другим, но не более того.

— Я знаю, ты много гастролируешь по России и с сольными концертами, и с певицей Мариной Девятовой. Расскажи, где был, как тебя принимали зрители? Может быть, есть города, которые запомнились больше других?

— Я много где был. С сольными концертами — в Мурманске, Хабаровске, Смоленске, Череповце, Воронеже, в Вологду в прошлом году съездил три раза! С Мариной Девятовой путешествуем, где только можно, — Тула, Реутов, Королев, Кострома, Сургут, Тверь… Надо сказать, что помимо дуэта, Марина дает мне возможность на своих концертах исполнять и сольные номера.

— А вообще тяжело практически постоянно быть в дороге? Когда успеваешь заниматься и репетировать с другими музыкантами, с оркестрами?

— Если с оркестром, то просто ноты им пересылаешь, сам готовишься, за один-два дня сыгрываешься, и вперед — на сцену. С сольными концертами совсем по-другому все. Если старая программа, то, в принципе, можно немного ослабить уздцы и месяц не заниматься — только выступать. А если новая, то приходится, конечно, много работать — это еще хорошо, если из нового только несколько произведений, но бывают случаи, когда необходимо обновить весь репертуар — тогда все, от инструмента не отхожу.

В дороге не устаю, мне это даже нравится — в поезде можно хоть выспаться под стук колес и отлежаться, а в отелях хорошо — тапочки там дают одноразовые (смеется).

— Как началась твоя творческая история с Мариной Девятовой?

— У меня есть один знакомый прокатчик — это человек, который продвигает разные коллективы, придумывает им номера, вывозит их по городам, устраивает концерты. Так вот — он занимается исключительно народной культурой. Я с ним познакомился довольно забавно — играл на улице, а он мимо проходил, остановился, вернулся, разговорились… С тех пор он много где меня показывал, и именно он познакомил с Мариной чуть больше года назад в Красногорске. И как-то, знаешь, пошла работа, «срослись-склеились» — Марина стала подтягивать меня на свои концерты. Помимо меня, с ней гастролируют танцевальный коллектив и гитарист Анатолий Ядрышников. Мы втроем исполняем потрясающей красоты казачий романс «Не для тебя».

— Ты недавно стал преподавать малышам. Скажи, как тебе удается это совмещать с довольно активной концертной деятельностью, съемками на телевидении и участием в различных проектах?

— Как-то совпадает: отпрашиваюсь, беру отпуск, переношу занятия. Не знаю почему, но детям нравится гармошка, и я радуюсь, когда у них что-то уже начинает получаться. Маленькие, смешные, искрение такие — глаза блестят, когда что-то интересное им рассказываешь или показываешь. Они так быстро все схватывают, что мое отсутствие практически не сказывается на качестве их игры.

— Как ты сам оцениваешь — есть ли у гармони, да и вообще у народных инструментов, будущее? Проводятся ли какие-нибудь мероприятия или фестивали с целью популяризации этого инструмента?

— Конечно! Гармонь стала уже преподаваться во всех заведениях  — и в музыкальной школе, и в училище, да даже в аспирантуре! Она уже в настоящем, значит, есть и в будущем! Сейчас проводится довольно много фестивалей. Это и всероссийский фестиваль «Гармонь собирает друзей» в Подмосковье, это и «Карельская гармонь» в городе Медвежьегорск из сердца Карелии, фестиваль народной музыки «На амурских просторах» на Дальнем Востоке, международный музыкальный фестиваль имени М.И. Глинки в Смоленске...Есть много различных конкурсов — российского и международного уровня. Много ребят, которые отлично играют! Но вот гармонистов, которые по-настоящему профессионально занимаются музыкой, к сожалению, пока еще очень мало. Но будем надеяться, что со временем эта ситуация исправится, ведь не зря же гармонь называют душой и сердцем русского человека!

— Ну, и напоследок, что бы ты пожелал современной молодежи, читателям нашего журнала?

— Не обманывайте сами себя — прислушайтесь к голосу своей души и следуйте ее советам, несмотря на все трудности (а они обязательно будут) и, в конце концов, вы достигните того, для чего вы предназначены.

Александра Горелая

Источник