Владимир Зайчиков - художник по оформлению гармоней.


У тальянки медны планки, золотые голоса...


В гармонии с гармонью прожила Россия не один век. Исстари замечали: если человек играет на гармони, значит, дал ему Бог талант, который проявится во всех сферах жизни. Хотя за последние десятилетия изрядно потеснили гармошку другие инструменты, утверждение это осталось верным. Сами в том убедились в мастерской художника Владимира ЗАЙЧИКОВА - горячего поклонника гармони.



Тульские корни.

Владимир Петрович с гармошкой земляки. И он, и она родом из Тульской губернии.- Мою первую гармошку купил мне в Туле отец, - рассказывает Владимир Зайчиков. - Это было в 1947 году, я тогда в пятом классе учился. Он хотел, чтоб у меня стимул к учебе был. В те времена иметь гармошку в доме было, как теперь говорят, престижно, а уж играть на ней и подавно. И в моей родной деревне тоже - там я жил у дедушки и бабушки.

Жаль, что гармоника та у Владимира Петровича не сохранилась. Когда учился в Красносельском училище художественной обработки металлов в Костромской области, поменял ее на фотоаппарат. Расстался он тогда с гармошкой на долгие годы.

Металлические кружева

Не всем ткет судьба простое полотно, бывает, так прихотливо линию жизни завернет, что диву даешься.

Студент ювелирного отделения Владимир Зайчиков любовался работами старых мастеров - необыкновенной сканью (тончайшее плетение из металлических проволочек) на кубках, переплетах книг, украшениях. Хотелось и самому делать такие кружева с чудесными цветами и орнаментами, а пришлось:

- Моей дипломной работой был переплет для альбома «Освободительное движение в Корее». Голову сломал, как в технике скани героическую борьбу корейского народа изобразить. Самое интересное, что приемной комиссии понравилось, - вспоминает художник. - Сейчас на прошлое оглядываешься и думаешь: Господи! Что же мы делали!

По окончании училища его ждал новый поворот судьбы - военное училище. Те красносельские студенты, кто желал доучиться до конца, должны были написать заявление в училище пограничных войск. Только через семь лет Владимир Петрович вернулся к профессии художника, приехал в родной Новомосковск, поступил в художественную мастерскую и начал заниматься оформительской работой: стенды о жизни В.И. Ленина, плакаты, лозунги...

- Это было время сурового соцреализма. Даже нас, прикладников, заставляли искать новые формы. Мне, например, пришлось делать настенное панно «Вратарь». Представляете - хоккеисты в скани! Наши новомосковские пейзажисты в основном химкомбинат рисовали, трубы с разноцветными шлейфами ядовитого дыма, людей труда: доярок, пастухов, председателей колхозов. Тематика выставок была соответствующая. Хочешь представлять свои работы - будь добр держаться в рамках.

В 80-х годах Владимир Зайчиков стал «экологическим беженцем» (по крайней мере он так себя сам называет). Может быть, разноцветные дымы химкомбината и смотрятся живописно, но дышать ими без противогаза невозможно. Семья Зайчиковых решила переехать.

- Выбирать пришлось между Вологдой и Калугой. Приехал сюда, посмотрел - город понравился. В только что построенном Доме художника у меня появилась своя мастерская, - поделился Владимир Петрович.

Здесь, в Калуге, Владимир стал много ходить на этюды, писать пейзажи акварелью и маслом. Уж очень здешние окрестности показались художнику живописными.

Шли годы, дети подросли и продолжили дело отца. Сегодня дочь - известный художник-эмальер, сын - замечательный ювелир. Подрастает внучка. «Кандидат в члены Союза художников!» - говорят деду коллеги.

В Калуге вернулся Владимир Петрович к любимым гармоням.

Спасибо Заволокину!

- У меня, когда я его программу «Играй, гармонь!» по телевизору первый раз увидел, такие чувства в душе всколыхнулись! Но к этому времени простенькие народные инструменты остались разве что в музеях да у коллекционеров. Тогда стал я старые гармони разыскивать и реставрировать.

Первую гармошку Владимир Зайчиков купил на калужском рынке. Там собирались любители гармонной музыки: послушать, инструменты посмотреть, себя показать.

- Звук-то у моей покупки был хороший, а вот внешний вид неказистый. Пришлось и пуговки по-другому сделать, и корпус подновить и украсить, - продолжает Владимир Петрович. - А вот саратовская гармошка принадлежала моему родственнику. Уже после его смерти я ездил в Тульскую область к его дочери. Она мне откуда-то из-за печки ее и вытащила. Восстанавливал, меха переклеивал...

Мастер продолжает показывать гармошки из своего собрания:

- Эту маленькую гармошку мне принес известный в Калуге коллекционер музыкальных инструментов Геннадий Титов. Я тогда хотел натюрморт с гармонью писать. У него коллекция богатая: и гармони, и баяны - чего только нет!

Из собрания Зайчикова женскому взгляду самой красивой показалась красная гармонь с перламутровой инкрустацией.

- Тульские гармони всегда были нарядными. Чаще встречались красные, реже - черные. Та, что вам понравилась, практически сохранила классическое оформление. Я только подновил порыжевший корпус да добавил перламутровых цветочков. Вообще по внешнему виду сразу можно узнать, в какой области, в каком районе сделана гармонь.

Очень интересные инструменты делают до сих пор мастера в Нижегородской области. Корпуса тамошних гармошек имеют золотистый цвет натурального дерева, и по звучанию они более голосистые, резкие даже. У некоторых известных российских гармонистов именно такие гармони.

Вернуть гармонь к жизни - дело очень непростое. На один только корпус у мастера уходит до двух месяцев. А всего Владимир Петрович отреставрировал более десятка инструментов.

Хорошо гармонь играет-разговаривает!

Гармонистом Владимир Зайчиков считает себя более чем скромным. Играет для себя, для близких друзей и нам показал, как звучат его гармони.

- Мне нравятся мелодии народные, незамысловатые, еще люблю песни времен своей молодости, 50-60-х годов. «Расцвела под окошком белоснежная вишня» знаете? Дядя у меня хорошо пел, у него был приятный тенор. Хотим мы того или нет, но наш вкус воспитывает та музыка, которую мы слышим вокруг. Песни, на которых я вырос, помнят до сих пор - до того они были проникновенные. А какие концерты классической музыки передавали тогда по радио! Со мной в училище училось несколько девушек из Москвы. Они постоянно напевали что-нибудь из классических опер. Черная «тарелка» на стене была для нас единственной возможностью услышать первые арии в исполнении Шаляпина, Максаковой, песни, которые пели Бунчиков, Нечаев. Мой любимый вальс «Березка» я тоже по радио услышал. Хотя не обладаю абсолютным слухом, но помню его до сих пор. Сейчас вам сыграю...

Вздыхают жалобно басы: Есть в голосе старой гармошки нечто грустное и нежное.
Светлана МАЛЯВСКАЯ
Фото Александра ГУСЕВА
09.03.2007
http://www.vest-news.ru/show_article.php?aid=4168&PHPSESSID=fcb8fa0456c