Александр Орешкин – реставратор-настройщик гармоней, баянов и аккордеонов

Описание

Когда звучит великолепная музыка, мало кто задумывается, только ли от мастерства исполнителя это зависит? За каждым безупречным исполнением стоит целая группа мастеров своего дела, пусть и не настолько заметных для слушателя. Наш автор Ольга Почина предприняла визит в мастерскую настройщика, а такой визит – сродни экскурсии за кулисы театра. Ведь здесь процесс рождения музыки предстаёт с неожиданной стороны…

Повсюду лежат, стоят и висят различные детали и фрагменты инструментов, какие-то струны, молоточки. А хозяин мастерской напоминает доктора, главная задача которого – добиться, чтобы к каждому его «пациенту» вернулся голос и достойный внешний вид.

Мой собеседник Александр Орешкин – реставратор-настройщик баянов и аккордеонов Рязанского музыкального училища. На протяжении многих лет (по самым скромным подсчётам, около 25!) к нему несут и везут – из Рязани и области, из других городов России – вышедшие из строя музыкальные инструменты. В основном – гармони, баяны и аккордеоны, по которым Александр Петрович специализировался. И музучилище, и Гнесинку заканчивал по классу баяна, играл в народных ансамблях, долгое время преподавал…

Однако рассказать он может об устройстве практически любого инструмента на земле. Объяснить, например, что находится внутри органа – хотя в Рязани такого сокровища пока что нет и не было. Правда, по словам мастера, в силу своего устройства орган и не требует такого ремонта, как его любимые подопечные – гармони всех разновидностей. Также его интересуют духовые. В этой мастерской побывали трубы, валторны, фагот, гобой и кларнет.

Каждому – своё

– Вообще-то к настройщикам несут всё, – поясняет Александр Петрович. – И мне могут принести контрабас. Теоретически, каждый из нас должен уметь привести в порядок любой инструмент. Но каждому мастеру интересна своя группа инструментов, по которым он и шлифует свои навыки. Хорошо, что в последнее время появилось немало талантливой молодёжи в этой профессии. В Рязани, например, настройкой и ремонтом роялей и гитар занимается Денис Бабий. Алексей Калинин изготавливает корпусы для баянов «Юпитер», а также делает ксилофоны, гусли и другие деревянные инструменты. Скрипками занимается музыкант Рязанского симфонического оркестра, и одновременно – скрипичный мастер Антон Чебан (в своё время «Вечёрка» уже знакомила с ним своих читателей – Авт.). Когда к нему приносят баяны, он направляет ко мне, а я переадресую к нему желающих отремонтировать скрипку. Такое вот разделение труда.

Самый пик заказов у Орешкина приходится на зиму – то есть в разгар концертного сезона, и на лето – в период «каникул», когда многие стараются привести инструменты в порядок. Сейчас в мастерской не меньше 15 баянов, ожидающих ремонта, но наверняка принесут и новые. Гармони и баяны в Рязани пользуются особым спросом…

Необычные «пациенты»

Самая старинная гармонь, которая прошла через заботливые руки Александра Петровича, – гармошка русского строя, сделанная в 1905 году.

– С левой стороны на ней было три кнопочки, с правой – одиннадцать, – вспоминает мастер. – Уникальный инструмент. С такими очень интересно работать. Ведь раньше эти вещи делали полностью вручную, добротно и с любовью. Сейчас изготовление инструментов поставлено на поток – и звучание уже не то…

И, конечно, ни в одном магазине теперь не купишь «комплектующих» к такой гармони, да и к другим нестандартным инструментам. Поэтому, принимаясь за реставрацию, мастер нередко должен сам изготовить нужные детали. Вот для чего нужен токарный станок в этой мастерской.

Вообще, поиск материалов и деталей для реанимации музыкального инструмента – процесс поистине творческий, здесь иногда нужно и фантазию приложить. А ещё терпение: никогда не известно заранее, сколько уйдёт на работу над инструментом – день, неделя или месяц. Зато результаты радуют. На той старинной гармонике 1905 года, например, уже давно играют как на новой.

А в числе самых необычных «пациентов» Орешкина были фисгармонии. Доставили это чудо в Рязань из Индии практически в разобранном виде. Но мастер привёл диковины в рабочее состояние.

Путь в профессию

Несмотря на обилие музыкальных вузов, профессия настройщика остаётся штучной. Хороших специалистов этого профиля в городе можно по пальцам пересчитать. В чём же причина такого дефицита? Оказывается, настройщику мало иметь музыкальный слух, образование и интерес к этому делу. Нужны ещё и руки, приспособленные к ремонту. И железное терпение, чтобы доводить начатое дело до конца. И, конечно, инструменты нужно любить…

У Александра Петровича путь в профессию музыканта, а затем и настройщика начался в детстве. В 9-летнем возрасте его увлёк баян, и была возможность поступить в музыкальную школу. А кроме того, повлиял своим примером дедушка Василий Константинович, житель села Озёрки Сараевского района, который, по воспоминаниям Александра Петровича, всё умел делать своими руками.

– Для него не существовало слова «не могу». После войны дед работал на пилораме – а дома были и балалайка, и баян, и гармонь…

После музыкальной школы было музучилище, затем – Академия музыки имени Гнесиных. Баянистам довольно часто приходится ремонтировать инструмент, и Орешкин попытался вникнуть в эту проблему сам. И всё пошло удачно, стали обращаться за помощью и другие. А чтобы окончательно познать секреты ремонта и настройки, музыкант прошёл стажировку на фабрике «Юпитер» в Москве. Там он наблюдал, как постепенно – в восемь этапов, начиная с простой деревяшки – собирается каждый баян; как «механику» правой и левой стороны баяна собирают разные рабочие. И этот опыт оказался бесценным.

География настройщика и композитора

Сегодня гармони и баяны Александру Петровичу везут на ремонт из Москвы, Коломны, Тулы, Астрахани, Владимирской и Нижегородской области.

Несмотря на загруженность мастерской, Александр Орешкин может уделить ей только три рабочих дня в неделю. Иногда шутит, что вот выйдет на пенсию – и полностью посвятит себя этому делу. Ведь существует и вторая работа – и тоже любимая.

Александр Петрович уже давно сочиняет музыку для народных коллективов. На сегодня его сочинения входят в репертуар Государственного Академического Рязанского русского народного хора. В основном это плясовые композиции: «Кадомские картинки», «Рязанская праздничная», «Сапожковские припляски», «На кусту-кусточке», «Казачий пляс»… Немало у него и аранжировок фольклорных песен. А кроме того, в Рязанском народном хоре Александр Орешкин дирижирует оркестром народных инструментов.

С молодости бывая на гастролях с разными коллективами как баянист, а сейчас – с Рязанским народным хором, Александр Петрович и в поездках не упускает случая взять в руки необычную гармошку или зайти в музей редких инструментов. Как, например, ещё в годы учёбы в Гнесинке ему доводилось ездить на фестивали народной музыки по городам Европы. Тогда и повезло музыканту впервые сыграть на бандонеоне, на французском аккордеоне и фисгармонии.

Какой был самый удивительный инструмент, который довелось видеть в зарубежных поездках? На этот вопрос Александр Петрович ответил не задумываясь: конечно, семейный аккордеон марки Royal Standard высотой метр шестьдесят. Играть на его огромной клавиатуре могут сразу трое: глава семейства, сидя за нижней клавиатурой, его супруга, которая может играть стоя, а ребёнок – стоя ещё выше. Увидеть эту диковинку можно в музее музыкальных инструментов города Клингенталь (Германия).

Но совсем не обязательно ехать так далеко, чтобы увидеть необычные инструменты и услышать народную музыку. Рязанский народный хор постоянно выступает на сцене филармонии. Существуют в Рязани и другие замечательные коллективы и талантливые исполнители. Неудивительно, что даже в век высоких технологий профессия «доктора» музыкальных инструментов не теряет своего значения. И будет необходима всегда, пока звучит живая музыка.

СПРАВКА «ВР»: Александр Орешкин закончил Рязанское музыкальное училище им. Г. и А. Пироговых в 1989 г., Российскую Академию музыки им. Гнесиных по классу баяна в 1994 г. Дипломант Всероссийского конкурса баянистов в Воронеже (1993 г.), международного конкурса в г. Клингенталь (1998 г.).

Фото автора

Источник