Михаил Грачев - гармонный мастер из Малого Сескино

Михаил Тимофеевич Грачев (1911-1972) родился в крестьянской семье в деревне Малое Сескино Терюшевской волости Нижегородского уезда Нижегородской губернии.

В 1962 г. в деревне Малое Сескино было 282 дома, в  них проживали 879 человек. Деревня стоит на речке Керметь. Неподалёку от деревни  Керметь соединяется с маленькой речкой  Шемлей и это место называют Стрелка. Керметь – левый приток реки Озёрки. Возле деревни есть небольшая гора Шишка и очень шумный ключ, бьющий с большой силой, как городской фонтан. Его так и называют Шумливый. 

Существует несколько версий происхождения названия деревни Малое Сескино. По версии краеведа Морохина Н.В. деревню основал в давние времена мордвин Сеска. И хотя в переводе с мордовского «сеска» - это комар, но деревню по-русски нельзя назвать Комарово. Это земля мордвина Сески.

По версии старшей дочери мастера Татьяны правильное название деревни Малое Оськино. Якобы жил богатый землевладелец Оська, и когда пришло время делить землю между сыновьями, то старшему ушли земли в районе нынешнего Большого Сескино, а младшему сыну Оськи достались земли на месте Малого Сескино. 

Сохранилась одна легенда, проясняющая название местности Матрёнка в верховьях речки Керметь. Якобы жил в царские времена на Кермети мельник Сидоров и выдал он насильно за нелюбимого свою дочь Матрёну. Матрёна не смогла жить с нелюбимым человеком и повесилась. А после этого стала покойница-дочь часто сниться мельнику, сидит на колесе мельницы и песни поет. Замучили эти сновидения мельника и он разрушил свою мельницу.

Про деда мастера Михаила Тимофеевича мало что известно. Дед Фёдор выполнял плотницкие, столярные и малярные работы. Федор Замятин-Грачев имел двух сестер – монашек и бездетного брата Василия. Сестры Федора жили в монастыре в Малой Пице. Василий Грачев и его жена Татьяна привечали детей своего кровного родственника Михаила Тимофеевича и двоюродные внуки звали его не дед, а «дядюша».

В 1859 г. в Малом Сескино было 100 домов. В них проживали 286 мужчин и 345 женщин. У старожилов деревни предками были мордва-темрюхане, но уже в 19 веке язык, обряды и национальная одежда были забыты. Иванят порядок является самой старой улицей  Малого Сескино. Конец деревни называется Мартыновка, место возле магазина - Кресты, середина деревни имеет название странное название Попятый, был еще и Кочнёвка  - 1 порядок домов вблизи колхозных полей с капустой. В деревне были 2 мельницы: водяная и ветряная. А в соседней деревне Татарское даже 2 ветряные мельницы были!  Зерно хранили в амбарах с сусеками, которые на местном диалекте называли  «клеть». В материалах Нижегородского сборника 1887 г. том 8, издаваемого  Нижегородским губернским статистическим комитетом под ред.  А.С.Гацисского, есть сведения о ремесле жителей деревни Малое Сескино: выделка колёс и дровней; за год малосескинские кустари производили от 840 до 1120 саней. 

В доме Грачевых даты рождения детей и смерти родственников записывали на военном билете. В этом документе была запись Замятин ( Грачёв) Федор. По семейной легенде служил Федор Замятин в царской армии и ему выдали шинель очень большого размера. Он одел её, взял полы шинели  и  помахал ими, показывая, что полметра отрезать нужно, чтобы укоротить. Солдаты увидели его, засмеялись и заметили: «Ну ты, Федор, как грач крыльями машешь!» И с тех пор Фёдора стали звать Грачёв.

Отец гармонного мастера М.Т. Грачева  Тимофей Федорович  был плотник, столяр, маляр,  делал сани, дровни, шкафы.  Михаил был младшим сыном в его семье. У Тимофея  была красивая конская сбруя c колокольчиками и если кто из деревенских свадьбу справлял, то у него брали сбрую напрокат, чтобы покрасоваться впереди свадебного кортежа.

  Маму Михаила Грачёва звали Авдотья Николаевна (девичья фамилия Кулемина). Она была родом из Большого Сескино. Отец мастера Тимофей Федорович имел крепкое крестьянское хозяйство: корову с теленком, быка, лошадь с жеребенком. Сам косил в долу сено и заготавливал его на зиму.  После революции 1917 года Тимофея записали в кулаки, отобрали скот и посадили в тюрьму. Односельчане посоветовали Авдотье Николаевне написать в Москву письмо Сталину, но отправить письмо не из деревни или райцентра, а из Нижнего Новгорода. Авдотья так и сделала.

 И хотя из столицы пришла бумага – предписание, чтобы освободили Тимофея из тюрьмы, но пришлось Авдотье отнести взятку прокурору: пуд муки и дойницу масла.

  Старший брат Михаила Грачёва  Андрей Тимофеевич  погиб в 1-ю мировую войну. Средний  брат Павел Тимофеевич и его жена Татьяна Ефимовна (в девичестве Сметанина) были бездетными и жили с ним в одном доме.  Павел ездил на сезон в крупные города России штукатуром –маляром.  И даже в Ташкенте довелось ему поработать. Если в колхозе норму выработает, то давали справку. А вдовы кричат председателю: «Не пускайте на сезон!»  Вдовы завидовали женщинам, у которых мужья пришли с войны.

Анна Тимофеевна Грачева, 
няня детей Михаила Грачева

  Кроме 2-х братьев были у Михаила Грачева  ещё 3 сестры: Авдотья (в браке Сундрина), Наталья (в браке Чанбаева) и Анна.

  Анна Тимофеевна Грачева замуж не выходила, но тихоней не была. Она жила  в доме брата Михаила и помогала ему растить детей и даже плела для своих племянников лапти на кочедыке. Дети звали её Кока Аннёнка. Она была лучшей песенницей в селе, запевалой круговых песен.

Как по лугу, по зеленому лужочку

Ходила-гуляла молодая молодица. 

Что же ты, невеста, невеселая очень ходишь?

Несмело очень ступаешь, тяжелёшенько вздыхаешь?

Нет, тебя, невеста, свёкор-батюшка не любит,

И свекровка ненавидит, милый друг не приголубит.

Или другая песня: 

Как у месяца золоты рога, 

А у солнышка очи ясные, 

Как у Васеньки кудри русые, 

По плечам кудри расстилаются, 

На войну кудри собираются, 

С отцом с матерью распрощаются

  Анна Тимофеевна была лесовицей. Всегда ходила в лес на Горсякову гору ломать белые грузди. На зиму Грачевы  заготавливала 7-ми ведерную кадку соленых грибов. Зимняя трапеза семьи гармонного мастера: чугунок картошки на стол и соленые грибы. Свеклу белую сахарную парили 7 недель в пост после масленицы до пасхи. 

  Перечислю фамилии жителей деревни Малое Сескино: Мамаевы, Авдошонковы, Чарунины, Московы, Блонины, Шушляевы, Шишуловы, Герасимовы, Королёвы, Чекушины, Ухановы, Гавриловы, Ганичевы, Приказченковы, Суровёнковы, Сотниковы, Сметанины, Матясовы, Мишановы, Колосовы, Груздевы, Олонцевы, Ильяновы, Дряхловы, Платоновы, Архиповы, Воронины, Мазиковы, Ширяевы, Кильвины, Обрашкины, Чанбаевы, Плеснёвы, Куратовы, Трахины.

По данным Нижегородского уездного земства Малосескинская школа была открыта в 1878 году. В  1912 году в школе обучалось 87 учеников, закончили – 3. Если сам гармонный мастер Михаил Грачёв получил начальное образование в родном селе, то его дети уже ходили в школу в Сарлей, а Вова  Грачёв 5-й и 6-й класс заканчивал в Малом Терюшево

На балалайке в Малом Сескино играл только Александр Воронин 1931 г.р., а гармонистов было много, но редко кто имел собственную гармошку. Гармонисты  бегали к Михаилу Грачёву  брать гармошку для гулянки напрокат. Гармонистами в Малом Сескино были Миронов Вася, Чанбаев Вова, Колосов Витя, братья Трахины Иван и Виктор, Ганичев Коля.

Пётр Степанович  Ганичев (1922-2000)  был отличным гармонистом. У него были гармошки лучших мастеров. После войны  в 1945-1950 гг. хорошая гармошка стоила 500 рублей, а средняя 300 рублей.

Зимой на посиделках, а летом на гулянках молодежь танцевала под гармонь танцы веревочку, коробочку, барыню, цыганочку, страдания, польку, падеспань, вальсы. На масленицу на крестах ( пересечение улиц)  жгли соломенную бабу, а парни боролись. Михаил Грачев знал кое-какие приёмы борьбы. Когда он на масленицу однажды сборол Шушляева, то побежденный  с досады укусил  Михаила за живот.

В Рождество 7 января утром дети ходили колядовать и пели колядки:

Тётушка –дружок! 

Испекла ли пирожок?

Ты неси - не тряси!

Подавай – не ломай

Всё по целому давай.

1(14 ) января – Васильев вечер. Накануне 13 января дети в Малом Сескино ходили по домам  и собирали «свинки» - пироги с начинкой: с капустой, с картофелем, с морковью, с грибами. Мазикова Анисья жила через 4 дома от Грачевых и только она одна из всей деревни пекла свинки с изюмом.

Прасковья Евдокимовна

Грачева (Абрашенкова)

 1910-1990

Женился Михаил  Грачёв на рыжеволосой односельчанке Прасковье Евдокимовне Абрашенковой и родила она ему 8 детей: Таню (1932), Владимира (1935-2015), Нину (1938-1996),  Анатолия (1940-1957), Михаила (1943-1945), Николая (1945), Василия(1948-2016) и Анну (1950-1999). Раньше разводов не было. Один  раз женились. Сведёт поп, а разведет гроб.

Прасковья Евдокимовна кормила грудью своих детей до 2-х лет, а потом отдавала на воспитание Анне Тимофеевне. Жена Михаила  работала в колхозе на лошадях: пахала, возила снопы, урожай овощей с поля. Усад при доме был 30 соток, но на 3 семьи.  Там сажали картофель, сахарную свеклу, огурцы, капусту. А помидоры считали за баловство. 

Еще был у Грачёвых  хорошо унавоженный участок земли 25 соток под картошку  в паре километров от дома – намерок. И этот плодородный клочок земли во время войны отобрал у Прасковьи Евдокимовны и ее четверых детей  наглец-кладовщик Андрей Гаврилов. Семье участника войны он дал неудобренный участок, а сам сажал картошку на Грачёвском участке.

Работал Михаил Тимофеевич  Грачев сторожем на конном дворе сначала в колхозе  «Большевик», а потом в колхозе «Красный партизан».  В 1947 году в колхозе «Большевик» было 1022 га земли, в том числе пашни 685 га. Председателем колхоза в Малом Сескино был сначала Александр Дудкин, а потом Борис Иванович Урлин. Дочь Урлина Эльза была передовой свинаркой, ездила в Москву  на ВДНХ. В колхозном хозяйстве были свиньи, овцы, птица и крупный рогатый скот.  Колхозницы в теплицах выращивали огурцы.

Также как, например, нижегородский гармонщик Водопьянов В.С., мастер Грачёв М.Т. в основном ремонтировал гармошки, а не делал новые. Ездить закупать за 70 км в Нижний Новгород материалы и комплектующие для изготовления новой гармошки – это убыточное занятие для многодетного семьянина с деревенским домашним хозяйством. Интересно, что однажды  Михаил Тимофеевич отремонтировал даже пианино лесничему из Малого Терюшево. К Михаилу Грачеву ремонтировать гармошки гармонисты приходили пешком за 30 км! Дочь мастера  Татьяна перечислила название деревень, откуда приходили к отцу  гармонисты: Ямные Березники, Выползово,  Токариха,  Помра, Бакшеево, Голошубиха, Румянцево, Ольгино. 

Грачев М.Т. сделал даже  гармошку-десятипланку, и на ней до сих пор играют в селе Водоватово  Арзамасского района.

Михаил Грачев был мастером – золотые руки, но наглые заказчики почти всегда старались отблагодарить его за ремонт гармошки бутылкой самогонки. Идёт Михаил по деревне, слышит в окошко стучат: «Тук-тук!» Зайдет Михаил Тимофеевич в дом, а там ему стопочку нальют.Жене  Михаила Прасковье Евдокимовне одно горе от таких подарочков односельчан. А наглые гармонисты додумались сдавать в ремонт свои гармошки с припрятанной внутри мехов бутылкой?! Дочь мастера Татьяна рассказала, что когда отец был молодой, то по 3 месяца был в запое, но после войны – только по неделе. Чтобы выйти из запоя, Михаил уходил в лес к роднику и устраивал себе промывание желудка. А зимой он просил растопить снег и пил снеговую воду.

Михаил Тимофеевич сам не умел играть на гармошке. Чтобы лучше разобраться с тонкостями настройки гармошки и наклепки голосов, он временно устроился  в Нижний Новгород в артель «Гармония» на Маяковке. И потом он уже мог сделать 2 гармошки в год.

Для подспорья семье  мастер Грачёв  держал дома 10-18  ульев  пчёл. Зимовали его пчёлы дома в подполье. Интересно, что Михаил  уже в 6(!) лет под руководством отца Тимофея Федоровича умел делать улья. Отец научил его ловить в лесу рои пчёл.

Старшая дочь М.Т. Грачева Татьяна рассказала, что ходила с отцом в лес вешать на ёлки поставушки и борьки. Поставушка это емкость типа скворечника, сделанная из коры ели, в один конец которой вмонтировано днище, а на другом конце сантиментах  в двадцати от верха -небольшое окошко. В верхней части поставушки проходит палка-ось, на которую вешается небольшой кусок сотов с мёдом – приманка для пчёл. Поставушку с приманкой нужно повесить высоко на ёлку. Тогда  она будет выполнять роль ложного дупла в дереве и пчёлы начинают туда носить мед. Учитывая то, что длина поставушки 70- 80 см, то меда в ней может скопиться с хорошее ведёрко. И поэтому снять поставушку с мёдом  с ёлки – это непростая задача. Чтобы защитить свою поставушку от посягательства воров, Михаил обрубал все нижние ветки ели, оставив крайней ту ветку, на которой висела его поставушка. И снимать полную мёда поставушку он лазил по этой единственной ветке?! Михаил был маленького роста, щупленький, но жилистый и его акробатические таланты лазания по ветке дерева были гарантом сохранности мёда в борьке-поставушке.

Старший сын Михаила Грачёва Вова  в 8 лет чуть не остался без глаза. Он сделал с друзьями самодельное ружьишко, зарядил его серой от спичек и селитрой, произвел выстрел. Вове повезло, что рана пришлась на бровь, а то бы остался без глаза. Из четырех сыновей Грачева только Владимир ( 1935 -2015) продолжил дело отца. Он сделал 1 гармошку.

Второй сын Михаила Грачева Анатолий прожил короткую жизнь  - он умер 16-тилетним подростком. Толя был самым высоким из детей Михаила Грачева. Летом он со своим дядей пас стадо коров и домочадцы  заметили, что он стал часто задыхаться. Ему сказали, что нужно бы в больницу сходить обследоваться. Но  Анатолий не принял к сведению совет старших, мол, мне молодому нечего в больнице делать. В итоге он умер прямо в постели в  новогоднюю ночь с 1957  на 1958 год.  Толя  лёг спать и не проснулся.

Пятый ребёнок Михаила Грачева – сын Михаил прожил всего два с небольшим года. Родился он в 1943 г. после короткой побывки отца с фронта. Был Миша шустрым и бойким, но видимо не очень крепким, т.к. в войну мама Прасковья  голодала. Взрослые недоглядели за ним, и он попал в колодец с ледяной водой в огороде. Тётка Анна была рядом, собирала огурцы, но уже была глуховата. Миша сам выбрался из колодца, но заболел воспалением легких и врачи его не спасли.

Седьмой ребенок Михаила Грачева -сын Василий - родился синим и мертвым. Рожала Прасковья в бане, а не в больнице. Но принимала роды  опытная повитуха Катерина Чанбаева, которая доводилась родственницей Грачевым. Он похлопала Васю по ягодицам, полила прохладную воду на голову малыша  и он ожил. Второй повитухой в Малом Сескино была Прасковья Воронина.

Семью Грачевых от голода в войну спасла корова Дочка. Она была красной породы и давала хорошее жирное молоко 5,5 %. Прасковья ездила в г. Горький продавать молоко, но в основном давали старую одежду. А потом тетка Анна ходила в Ягодное и Ширшово и  меняла эти старые вещи на продукты.

   

Старшая дочь М.Т. Грачёва

Татьяна

В войну из крахмала варили завариху на молоке – молочный кисель. Младшие дети стояли с кружками в очереди и выпрашивали киселька у  старшей сестры и няньки: «Кока! Питит! Питит!»  Старшей дочери Михаила Грачева в начале войны было  9 лет. Татьяне приходилось топить печь и варить еду для всей семьи. А чугунок с водой тяжелый. Станет Таня его в печь устанавливать, а сил не хватает, он и перевернётся и зальет огонь. Снова огонь нужно разжигать и воду принести.

Я попросила Татьяну Михайловну вспомнить какие-либо факты из дореволюционной жизни рода Замятиных-Грачёвых. Она напрягла память и вспомнила 2 драматичных эпизода в судьбе своих родственников. Бабушка ей рассказывала, что ещё во времена крепостного права ( до 1861 года) приехал  гонец за двумя невестами, чтобы увезти их в …Одессу. Девушек Замятину и Селихову-Астафьеву забрали прямо с поля. Про любовь и чувства не могло быть и речи. Замятину выдали замуж за не очень здорового купчишку, который вскоре умер. И уже вдова-купчиха Замятина приезжала на родину в гости к родителям в Малое Сескино с маленьким сыном.

Второй случай ещё более драматичный. В царские времена одна из женщин рода Грачёвых овдовела и осталась одна  с большим количеством детей на руках. Ни пенсий, ни пособий на детей не было. Горемычную вдову бездетные проезжие цыгане уговорили отдать им на воспитание сына  Федора. Этот Федор женился на цыганке Федосье и потом летом часто заезжал на свою родину, чтобы повидаться с братьями и сестрами.

В рубрику «малосескинская старина» я бы отнесла и забавное меткое выражение, которое я услышала от Татьяны Михайловны, когда мы говорили про жену одного из её братьев. Татьяна сказала про свою родственницу: « Ой, в неё, как в козу, палкой не попадёшь!»

Михаил Тимофеевич Грачев – участник Великой Отечественной войны. В начале войны он был сначала в рабочем батальоне под Ленинградом, там попал в окружение, голодал. Он рассказывал, что съели всех кошек, и ходили на помойки собирать картофельные очистки. После снятия блокады Михаила на 2 недели отпустили домой подлечиться. Потом он служил минометчиком 17 стрелкового полка 32 стрелковой дивизии. С войны Михаил Тимофеевич пришёл в шинели, побитой как решето осколками, в ночь с 1943 на 1944 год. Шёл пешком от железнодорожной  станции Суроватиха.  У Михаила была  медаль «За отвагу», которую он получил за то, что «под огнем противника, не щадя жизни, своевременно доставлял мины».  Он рассказывал детям после войны, что всегда перед атакой на фронте солдатам  давали по 100 гр. водки для храбрости.  Но он никогда не выпивал свою норму, а менял её на продукты, т.к. хотел с ясной головой воевать, быть крепким  и вернуться домой в семью. 

М.Т. Грачёв рассказывал, что в войну много погибло молодёжи 1925 и 1926 года рождения от того, что, не имея мужества, после начала бомбежки или артобстрела они сбегались от страха в одну большую кучу, плакали и кричали: «Мама!», не реагировали на приказ командира: «Разбегайтесь!»  В этой большой куче трусливые солдаты становились лёгкой добычей фашистов.

Татьяна Грачева вспоминала, что в начале войны, когда немцы бомбили автозавод, то на дороге в Малом Сескино было видно зарево пожаров. Ещё Татьяна Михайловна удивлялась, что на войну в рабочие батальоны брали умственно отсталых парней. Так один парень не знал своего отчества. Спросили как зовут его мать, он ответил:  «Наталья». Ребята пошутили: «Значит твоё отчество Натальевич», а парень не понял шутки.

Еще были в Малом Сескино   два брата Астафьевых. Одному говорят: «Ну-ка лезь под стол. Посчитай сколько у стола ножек?»  Покружится Астафьев под столом, вылезет и отвечает: «Восемь ножек у стола».

Летом солнце в Малом Сескино садится за лес Кузьмерь. Так один из парней Астафьевых взял как-то мешок и коляску-тележку и пошел за перелесок солнце в мешок словить.  В войну в рабочий батальон взяли и «Натальевича» и Астафьевых. 

Хотя дочь М.Т. Грачева Татьяна устроилась работать в райцентр Дальнее Константиново в больницу санитаркой, но в колхозе ещё нужно было выработать минимальную норму трудо-дней. Своего рода крепостное право в 20 веке. Поэтому Таня после работы в больнице трудилась  в колхозе бесплатно(!)  за палочки-трудодни: сеяла-веяла зерновые, выращивала овощи, косила сено. Огурцы ездили сдавать в Суроватиху. Там же в Суроватихе как к родному заходили к столяру-краснодеревщику Александру Степановичу Лямкову( 1901-1991). А.С. Лямков делал великолепные корпуса гармоней. У Лямкова покупал корпуса знаменитый нижегородский гармонный мастер Максим Федорович Рекшинский.  Другу Михаилу Грачеву  Лямков А.С. смастерил  10 рам в дом, а на свадьбу его дочери Татьяны он сделал сундук.  

Кроме Грачева М.Т. в Дальне-Константиновском районе работали еще 5 гармонных мастеров: в селе Макраши КОСТИН Николай Сергеевич  (1909- ? ), ЛЫЛОВ Василий Иванович (1909-1976 ) , ЛЫЛОВ Константин Иванович (1918-1966), ПУРИНОВ  Николай Иванович (1932-? ) и в селе Суроватиха был  краснодеревщик –корпусник ЛЯМКОВ Александр Степанович  (1901-1991). Еще 2 гармонных мастера-земляка Грачёва  из Дальне-Константиновского р-на перебрались в Нижний Новгород:  Анисимов Николай Васильевич из д. Токариха  и Лебедев Афанасий Зотеевич (знаменитый ФОКА) из  села Сарлей.

Михаил Тимофеевич Грачёв дружил с гармонным мастером из соседней деревни Макраши Костей Лыловым. Константин был инвалидом войны, пришёл с фронта хромой. 

Михаил Тимофеевич был заботливым отцом. В 1952 году его семья переехала в новый просторный дом 12 х 6,5 аршин ( старый дом был 7 х7 аршин). За этот сруб отдал  М.Т. Грачёв строителям 20 пудов хлеба ещё в 1946 году. Сруб стоял 6 лет возле клетей.

Во время войны в 1942 году были большие морозы и в саду Грачевых погибли все посадки.  После войны Михаил Тимофеевич посадил 28 яблонь. На чердаке дома он весь потолок утеплил опилками и стал складывать на чердак на опилки часть урожая яблок. Дети зимой ели свежие яблоки.

В 1947 году  в СССР был сильный голод. Рассказывают, что люди мыли ношенные лапти, варили их и употребляли в пищу. Но смекалистый сторож Грачёв заметил, что ночью на конный двор повадились бегать зайцы. И он стал каждую ночь с дежурства приносить подстреленного зайца. Однажды Михаил Грачев принёс с ночного дозора  домой детям маленького живого зайчонка. Заяц скушал кринку сметаны и в страхе  забился за печь. Его не было слышно 4 дня. Но потом ночью зайчонок осмелел и стал выбегать из-за печи  и развлекаться, барабаня лапками по оконному стеклу. И однажды, когда в гостях у Грачевых с ночевой был гармонист, ожидавший окончания ремонта гармошки, заяц выбежал из своего укрытия и снова побежал барабанить в окошко. Гармонист закричал и вскочил. Он подумал, что крыса по нему пробежала. 

В баню к Грачевым зимой ходили мыться 22 человека: дядя, тётка, соседи. Это же сколько воды нужно было наносить из колодца?! Сколько дров наготовить?! Провёл водопровод и  сделал хорошую дорогу уже в 21 веке в Малом Сескино депутат Меркурий Александрович Варнаков. Его вспоминают добрым словом.

Также добрым словом вспоминают в Малом Сескино  Степана Степановича Чанбаева, который сделал запруду на речке Керметь. В наше время технологии строительства очень изменились, повсюду техника, привозные материалы. А 100 лет назад для возведения дамбы под пруд крестьяне рубили ветки деревьев и прокладывали их землей и глиной, а потом несколько раз пускали по строящейся дамбе стадо овец. Овцы деликатно трамбовали копытцами землю и глину, и получалось прочное сооружение – дамба. А сейчас земля на месте любого строительства так раскурочена техникой, что глазам больно смотреть.

Когда в Малом Сескино появился пруд, то возле пруда обосновались соловьи. Развлечением деревенских парней, пришедших из Армии,  стало слушание ночью пения соловьев на пруду.

В рассказе о жителе деревни Малое Сескино  Михаиле Тимофеевиче Грачёве, владевшем очень редким ремеслом музыкального мастера, хочется упомянуть и других ремесленников этой деревни.  

Многодетный сосед Михаила Николай Ганичев был жестянщиком и делал  железные плошки. В этих плошках деревенские женщины замешивали тесто

На том месте, где сейчас стоит водокачка, была кузница Миронова Спирьки. Сразу за огородом Михаила Грачёва на горе стояла кузница Андрея Ширяева.

Многие люди, кроме гармонистов, вспоминали  добрым словом Михаила Тимофеевича. Своего друга из д. Татарское Козлова Виктора, а также заведующего аптекой из Дальнего Константинова Сорокина он посвятил в секреты бортного ремесла, научил содержать пчёл.

Умер гармонный мастер Грачев Михаил Тимофеевич в возрасте 61 год  от горя, которого не было. Или точнее сказать от подлости малосескинского жителя Александра Мазикова. А. Мазиков возглавлял  «дикую» бригаду штукатуров и маляров  и  был очень раздосадован тем, что сын Грачева Василий не поехал с ним работать на сезон. Василий Михайлович  Грачев самостоятельно нашёл работу в г. Свердловске. 

Этот бездушный бригадир Мазиков пришёл в дом Грачевых и соврал, что их сын Василий на работе в Свердловске упал с лесов, сильно разбился, и у него отнялись ноги. Сотовых телефонов тогда и в помине не было. Прасковья Евдокимовна  поехала в Свердловск, нашла Василия и  обнаружив, что он жив и здоров, послала домой телеграмму. Телеграмму вручили Анне Тимофеевне, а она не умела читать. А все это время после того, как Михаил Тимофеевич узнал о «беде», он с горя пил.

 Выпито было много самогонки, потом в ход пошла политура. Она оказалась низкосортной и М.Т. Грачев сильно отравился ею. Не он первый среди гармонщиков пил политуру. Кто соли добавлял, чтобы шеллак вывести из спиртового раствора, кто варил политуру на огне. Мне известен случай, когда один гармонщик посинел от выпитой политуры, точнее кожа приобрела фиолетовый оттенок, но его спасли в больнице. Но именно Грачеву не повезло: в политуре оказались сильные яды.  Ему делали промывание желудка, переливание крови от его детей, 7 дней он лежал в больнице, но медицина оказалась бессильна.

Лично я видела и слышала 2 гармошки Михаила Тимофеевича. Качественно сделанный корпус и замечательные голоса гармошек радуют глаз и слух.  Небольшой розлив на ладах и шмелёвое жужжание густых аккордов басов характеризует эти инструменты как типичные хромки-нижегородки. Удивительно, как человек, обремененный большой семьёй и домашним и хлопотами, находил время для изготовления таких качественных музыкальных инструментов?!

Труд Михаила Тимофеевича Грачёва приносил радость людям. 

Хочется, чтобы потомки мастера и жители деревни Малое Сескино с уважением вспоминали деревенского сторожа, пасечника, храброго миномётчика, охотника на зайцев и замечательного гармонщика-кустаря Михаила  Тимофеевича Грачёва.

 

                                                 Танских Л.Б., г. Бор, 06.02.2017г.