Архив 2006г. 60-летний юбилей Александра Заволокина и 20-летие телепередачи «Играй, гармонь!»/

Календарная дата: 60-летний юбилей Александра Заволокина и 20-летие телепередачи«Играй, гармонь!»

Сознаюсь, писать о братьях Заволокиных мне трудно. Как-никак, знакомы больше 25 лет. Многие мои оценки могут быть восприняты как некий реверанс знаменитым артистам, а кому-то покажутся слишком предвзятыми и субъективными… Ну и пусть. Зато пишу я о близких мне людях искренне и с любовью…

1984 год. Первый грандиозный съезд сибирских гармонистов в Новосибирском цирке, когда от наплыва народа трещали двери и разбивались стекла. Участников собралось больше тысячи! А как грянули все вместе, да как запели — дрожали бетонные стены могучего здания!

Праздник снимало местное телевидение. Пленка попала в Москву, в Останкино. Геннадию Заволокину сразу предложили стать ведущим небольшого цикла передач о гармонистах. Но уже в 1986 году программа «Играй, гармонь!» была признана американской телеакадемией лучшей среди прочих иностранных программ, участвовавших в конкурсе. После нескольких выходов в эфир Геннадия Заволокина со своими героями-гармонистами в редакцию народного творчества ГТРК Останкино стали приходить письма — сотнями, тысячами, мешками!

Выдержки из писем в адрес телепередачи

«…Если хотите, я вас встречу в Таре и могу покатать на телеге. Мы держим жеребца по кличке Сокол — он просто красавец, я его щеткой чищу. Подумайте, пожалуйста, и приезжайте обязательно…»

***

«…Очень пожалела, что будучи на фестивале в Иванове не вышла на сцену и не выдала вам свой номер: стоя на голове посреди сцены могу спеть три частушки с проигрышем. Во время полного проигрыша хлопаю ногами и выделываю всякие коленца…»

Телепрограмма завоевала огромную аудиторию. Забытая и презираемая московскими профессорами гармонь обретала новую жизнь.

Уже тогда Геннадий понял, что гармонь может быть интересна не только сама по себе, как забавный, хотя и довольно примитивный инструмент. Но главное, через диалог с исполнителем, через общение посредством двухрядки представляется уникальная возможность показать характер, мудрость, нравственный и духовный мир человека. Целого народа!

Александр не остался не у дел. Со свойственной ему мягкостью и поразительным чутьем он выбирал из многих тысяч людей, приходивших на концерты, наиболее интересных и талантливых и записывал от них воспоминания, частушки, байки. Позже Александр Дмитриевич подготовил целую серию сборников рассказов и зарисовок из жизни. Но об этом чуть позже…

Итак. Для многочисленных гастролей, в ходе которых снималась «Играй, гармонь!», нужны были надежные помощники, соратники, профессиональные артисты. Так, в 1987 году в Новосибирске появился ансамбль «Частушка»: Александр и Геннадий Заволокины, Галина Юдина, Валентина Михайлова, Екатерина Тропникова, Сергей Ларионов и Владимир Гайдуков, Геннадий Вылегжанин, Виктор Протоковило.

Начинали с поездок по Сибири — Омская, Кемеровская, Томская области, Алтайский край. В день давали по 2–3 и даже 5 концертов. Это были самые разные сцены — клубы и Дома культуры, стадионы и полевые станы, механические мастерские и заводские цеха. Потом — Урал, Красноярск, Иркутск, и покатили дальше на восток — Владивосток, Находка, Сахалин и Камчатка. Стали приближаться к Москве — Пермь, Киров, Нижний Новгород, Ярославль и Тула. Сегодня трудно назвать хоть один город России, в котором бы не побывала «Частушка». На некоторых концертах, как, например, в Сростках (в день рождения Василия Макаровича Шукшина) собиралось по 20–30 тысяч зрителей! Наконец «Частушка» и «Играй, гармонь!» завоевали лучший зал Санкт-Петербурга, «зал Иосифа Кобзона и Эдиты Пьехи» — «Октябрьский».

Но если бы все было так гладко… От бесконечных споров с телевизионным начальством у Геннадия Заволокина случилось два инфаркта. То передачу не поставят в сетку вещания, причем без объяснения причин. То снимут ее с эфира в последний момент. То настаивают вырезать из телепередачи беззубого старика, исполняющего такую, например, частушку:

Я свою Наталию — только
лишь за талию.
А пониже — ни-ни-ни.
Только в выходные дни.


«Бред какой-то! — кричал Геннадий. — Ну и что в этой частушке плохого! По сравнению с тем, что вы «кажете« в своих шоу, — это же детский лепет!»

Его не слушали. Угрожали не давать съемочную группу для очередной командировки. Вообще пытались «уволить» телепередачу. И только письма, тысячи писем не давали этого сделать. Даже первую свою Государственную премию Геннадий Заволокин получил в Кремле, как бы не за «Играй, гармонь!», а «за многолетнюю творческую и концертную деятельность». Хотя все вокруг понимали цену и суть этой премии.

…Раннее утро в аэропорту Толмачево. Мороз — около 35. Дымка. Музыканты военного оркестра ежатся в тонких шинелях, сжимая под мышками свои медные трубы. Калым — дело тонкое, приходится терпеть. Вот-вот из самолета должен появиться виновник торжества. Но вышли уже все, а «виновника» не видно. Холодно. Музыканты вприпрыжку бегут отогреваться в теплое багажное отделение. И вот из другого прибывшего самолета выходит группа пассажиров. Но настичь спешащего и явно не выспавшегося Геннадия Заволокина удается уже на привокзальной площади. «Что случилось! — орут его округленные глаза. — Почему вы здесь?!». «Да, вот… решили встретить вас… поздравить с вручением Госпремии. Вот цветы вам, Геннадий Дмитриевич…». И не был бы Заволокин самим собой, если бы не согласился вернуться в пустой самолет, а затем уже под звуки марша военного оркестра спуститься по трапу и пройти по полю с поднятыми в восторге руками. Церемония встречи новоиспеченного лауреата все-таки состоялась!

Хохотали до упаду!

Александр и Геннадий — разные по жизни. Александр — коренной, крестьянской хватки мужик. Привык все делать добротно и основательно — ремонт ли квартиры или написание очередной песни. Геннадий Дмитриевич — сгусток нервов и энергии. Его работоспособность просто поражала. И хоть поспать он мог в гостинице до 10–11 часов, зато после утреннего моциона у него не оставалось ни одной свободной минуты. Телефонные звонки и встречи, репетиции с ансамблем и с солистами, снова звонки, подбор стихов и написание музыки. Схватить баян и наигрывать он мог где угодно, неважно — в вагоне поезда, на вокзале, в автобусе или в салоне самолета. Кстати, знаменитую песню, ставшую гимном «Частушки» и многих творческих коллективов страны «Я — деревня», он сочинил часа в три ночи в автобусе, на переезде между Назарово и Красноярском. Выходя из автобуса, он сказал артистам: «Спим до 12. Обед. В час — репетиция». а вечером на концерте уже звучала новая песня — «Я — деревня».

А нашего сегодняшнего юбиляра Александра Дмитриевича и утром трудно было найти в гостинице. С авоськой он бродит по незнакомому городу, беседует с бабульками и мужиками и мотает себе услышанное на ус. Случалось не раз видеть, как во время обеда он хватал вдруг со стола салфетку и торопясь что-то на ней записывал. Это значит, вспомнил какое-то смешное или бойкое высказывание. В его специальной папке к концу гастролей накапливался целый ворох записок от зрителей и таких вот испещренных записями салфеток. Потом они воплощались в сборники и книги, которых создано уже больше десятка. Так и песни свои он пишет основательно и изящно, как свои рассказы…

Геннадий был великий выдумщик и фантазер, умел смеяться так заразительно, как никто другой, но сам в смешные ситуации, в отличие от брата, попадал редко. С Александром казусы происходили регулярно.

Банка с абрикосовым компотом, например, может, «сволочь стеклянная», разбиться в чемодане рядом с концертным костюмом. Открываете вы за полчаса до концерта свой саквояж, а там!.. Пиджак застирали и сразу убрали в сторону — сушить некогда. Но без штанов-то как?! И стоял Александр Дмитриевич в тот памятный вечер на авансцене, а яркие софиты, расположенные по рампе, предательски жарко сушили его брюки. Парило жутко! Правда, публике сразу шутливо объяснили, что артист ничего дурного не сделал, а в мокрых брюках виновата всего-навсего «сволочь стеклянная», подаренная на прошлом концерте гостеприимными хозяевами.

В настоящее время ансамбль «Вечерка» под управлением заслуженного артиста России Александра Заволокина готовится к длительной концертной поездке по Германии. Недавно вернулись из гастрольного тура по Белоруссии. В планах Александра Дмитриевича новый сборник рассказов и частушек. Первый его помощник — сын Антон, закончивший недавно консерваторию по классу флейты.

В Кремль съехалась вся Россия

5 марта на сцене Кремлевского дворца состоялся праздник-чествование телепередачи «Играй, гармонь!». Его участниками были несколько сотен лучших гармонистов страны, Кубанский казачий хор, Александра Пахмутова, Тамара Гвердцители, группа «Белорусские песняры», Валерий Кофтун и ансамбль «Частушка». На днях мы встретились с режиссером и ведущим грандиозного кремлевского действа — Анастасией Заволокиной.

— Настя, как родилась идея отметить юбилей именно в Кремле?

— Идея пришла еще два года назад, когда нам посчастливилось быть на концерте Кубанского хора в Кремлевском дворце. Мне тогда так понравился масштаб, сама атмосфера этого зала. Он ведь, бывший Дворец съездов, на самом деле не такой уж чопорный и холодный, как казалось нам раньше. А когда мы решили отметить юбилей в Москве, то созвонились с Виктором Гавриловичем Захарченко, руководителем Кубанского хора и нашим верным другом, он посоветовал — в Кремле…

— Прошло, наверное, несколько репетиций на сцене Дворца?..

— Куда там! Это были очень наполненные, насыщенные три дня, похожие на всероссийский фестиваль, потому что съехались на праздник делегации со всех уголков страны. Мы предполагали, что будет весело, трудно, хлопотно, но такого грандиозного душевного подъема, честно говоря, не ожидали. Работа шла сутками. По ночам репетировали в гостинице, в остальное время шли съемки в разных районах Москвы: на Поклонной горе, у Триумфальной арки, на Красной площади, по берегам Москвы-реки.

По дороге в Кремлевский дворец репетицию устроили прямо в подземном тоннеле

5 марта долго не могли проехать к Кремлю — вечные московские пробки. Более того, в каком-то подземном тоннеле уже в центре на подъезде к Красной площади у нашего автобуса… отвалилось колесо. Дорогу гаишники перекрыли, а мы, чтобы не терять времени, прямо в тоннеле вышли из автобуса и… устроили репетицию. Сказать, что водители и гаишники обалдели — значит ничего не сказать. Короче, опоздали мы во Дворец почти на два часа, даже не успели провести генеральную репетицию.

— А как проходил сам концерт?

— Замечу, что приехали только те, кто по-настоящему любит гармонь, телепередачу, а не себя на экране или на сцене. Люди приехали пообщаться, поздравить даже не нас, а телепередачу. Несколько раз зал превращался в деревенскую горницу, где проходила вечерка. Порой мне на сцене негде было стоять. Чтобы выйти на «пятачок», перед сценой выстроилось несколько длиннющих очередей. В восьми проходах. Концерт шел почти четыре часа.

Главным героем на празднике был экран, расположенный в глубине сцены, по которому постоянно шли архивные кадры из телепередач разных лет. Третьим ведущим на концерте помимо нас с Захаром был отец — Геннадий Заволокин. Он выражал свои мысли с экрана, обращался к зрителям, исполнял свои произведения…

В планах ансамбля «Частушка» и Анастасии Заволокиной — проведение еще трех подобных кремлевским праздников: в октябре — в Санкт-Петербурге, в ноябре — в Новосибирске, в декабре — в Нижнем Новгороде. А в ближайшие месяцы предстоят гастроли по югу России — Воронежской, Липецкой, Белгородской областям.

— Как удается все успевать, Настя? Ведь ты мама четырех детей?

— Вот и не удается… Пора бы уже выпустить новые диски — набралось много материала, — да нет времени. Пора делать очередной номер журнала — да еще не принимались… Ничего, Бог даст — все успеем…

25.03.2006

Источник