Печать
Просмотров: 8517

Где-то вздыхает, вздыхает гармошка…


Бывает так, увидишь человека, и вдруг необъяснимо и неудержимо тебя потянет к нему. И хочется заговорить, что-то рассказать, поведать, расспросить и угадать в незнакомце какое-то удивительное сходство с собой или неуловимо похожее еще с кем-то.

Вот и я, как только приметила в гостиной областного общества любителей книги этого седовласого почтенного мужчину, как-то сразу потянулась к нему душой. А пригласили нас на вручение одной из престижных премий редакции страницы «Литературная губерния» портала РИА «Самара» за участие в конкурсе, посвященном Году семьи. И мы в ожидании церемонии исподтишка оглядывали друг друга, но на сближение как-то никого особо не тянуло. Каждый сидел в своем уголке и потихоньку волновался. В такие моменты, как говорится, не до знакомств.



И только мы двое, как бы равные и по возрасту и по настрою, с нескрываемым интересом и некоторым любопытством приглядывались друг к другу. Первой не выдержала и чутко затрепетала моя журналистская жилка. И я начала спрашивать своего соседа, уютно устроившегося в обнимку с гармонью на ближайшем диванчике, о том, как он добирался до Самары и чем занимается в своей теперешней ветеранской жизни?

Мне кажется, Николай Федорович Зубов давно пребывал в ожидании вот таких, по-деревенски незамысловатых расспросов. И то сказать, в былые времена зайди в любое село, тебя непременно спросят, чей ты, чьего рода-племени, кто родители, и какая надобность приключилась с тобой, коли ты очутился среди чужих людей и не нужна ли помощь?

Так было заведено, но многое изменилось во взаимоотношениях человека с человеком. И только у людей пожилого возраста, в основном сельских, сохранилось это драгоценное качество душевности, внимания и живого интереса к новой в его окружении личности. Помнится, наш отец по долгу председательской работы часто ездил в район, бывал в окрестных деревнях и хуторах, вращался среди множества людей и самый первый вопрос, с которым он подступался к новому человеку, был такой: «А ну-ка, скажи, брат, что ты за личность такая?».

А личность у дипломанта областного литературного конкурса «Самарские семьи» оказалась интереснейшая! Учитель физкультуры, посвятивший детям почти полвека своей трудовой жизни. Ветеран труда. Гармонист, на слух и «на вскидку» угадывающий, запоминающий и наигрывающий не десятки, а добрую сотню, другую мелодий и песен. И сам сочинитель отменный. Его лирические мелодии прозвучат в этот церемониальный день, и на фоне арий, музыкальных пьес признанных мастеров Самарской филармонии его выступление будет принято слушателями с такой же горячей благодарностью и долго несмолкающими аплодисментами.

В руках Николая Федоровича я увидела томик произведений поэтов земли хворостянской, откуда и был он родом. И труд свой исследовательский он посвятил родословной своей семьи, также истории родного села Романовка. Так вот, творческое начало для создания песен Зубов берет из произведений доморощенных поэтов. Листает старые поэтические сборники, просматривает газеты, в которых еще сохранились литературные странички.

- Не каждая строка годится для песни, - делится Николай Федорович своими творческими изысканиями. - Как-то прочитал в «Волжской коммуне» стихотворение одной юной поэтессы и загорелся написать балладу. И она у меня быстро легла и на ноты, и на мой душевный настрой. Сегодня я вам эту вещь непременно сыграю и спою. Но для широкой публики, в концертных программах, исполнять могу только с разрешения автора. Вот пытаюсь найти моего соавтора Анну. Готов сотрудничать и с другими поэтами, звучало бы только хорошее и честное русское слово.

Мы с ним поговорили накоротке, но я успела разузнать, что школьный учитель все каникулярные дни отдавался еще одной своей крестьянской страсти- строительству домов.

- Вот этими руками поднял более десятка изб, - широко раскинув крепкие ладони, сказал Зубов с гордостью в голосе, и снова тронул меха старенькой и верной гармони. Лады грустно вздохнули, вздохнул и мой собеседник, видимо, вспомнив что-то грустное, ушедшее в прошлое.

А взгрустнулось музыканту, скорее всего, оттого, что его талант и его песни все реже и реже звучат со сцен клубов и Домов культуры района. То ли чиновники от культуры интерес потеряли к гармонистам, то ли легче пригласить столичного или самарского артиста, да еще и деньги за его концерт заплатить. Зубов не просит оплаты, ему нужен зритель, понимающий и любящий русскую песню, чтобы вместе можно было вспомнить старинушку, вместе от души попеть, поплясать, послушать все, что может исполнить сам автор и гармонист, высокое исполнительское искусство которого отметил сам Геннадий Заволокин на одном из фестивалей «Играй, гармонь».

Бережно хранит Николай Федорович книжицу стихов с нотами, подписанную этим талантливым человеком, по-настоящему возродившим искусство игры на гармони и баяне, поднявшим из небытия и возродившим этот богатейший пласт народного творчества. Эту же миссию возложил на себя и мой герой Зубов, сельский интеллигент с работящими руками, руками настоящего музыканта.

Юношеским блеском глаз, неугомонностью напомнил он мне еще одного музыканта из Кувандыкского района Оренбургской области, кстати, его тезку Николая Михайловича Фролова, который ведет репетиции и концерты с вокальной группой «Родные просторы» сразу двух деревень Куруил и Зиянчурино, а еще устраивает ежегодные областные встречи гармонистов и баянистов под эгидой всероссийского фестиваля «Играй, гармонь».

Мне кажется, все исполнители на этих звонко певучих инструментах чем-то неуловимо похожи друг на друга. Вот у нас, например, несколько десятков лет ведут свои хоры и ансамбли заслуженный работник культуры Владимир Трегубов, Виктор Швейкин, Александр Артищев, Валерий Штейнер, единственная в нашем городе Мария Телепнева, Василий Першин и Александр Липаев из Утевки и другие.

Увы, этот родник когда-нибудь да иссякнет, и кто тогда придет на смену нашим музыкантам и исполнителям? Безвозвратно ушли в мир иной замечательные баянисты и музыканты от Бога Анатолий Шашкин, Николай Карташов, Александр Штейнер, гармонистка Анастасия Мокшанова. И этот список можно еще продолжать и продолжать.

По классу баяна в школе искусств ребята занимаются, а по окончании многие поступают в кульпросветучилище, академию культуры и искусства, но «оседают» не в родном городе или селении, а в основном в губернской столице и большей частью – не по специальности. Бармены, например, зарабатывают раз в десять больше, чем рядовой баянист или руководитель хорового коллектива.

Виктор Федорович Швейкин, руководитель самодеятельный вокальный ансамбль «Задушевная песня», был на днях в городской музыкальной школе на встрече выпускников и очень порадовался за студента музыкально-педагогического колледжа Виктора Натарова. Его способности заметил один из ведущих преподавателей этого учебного заведения и взялся помогать ему, как говорят, ставить на крыло. Единственный из всех выпускников нашей «музыкалки», Виктор пообещал непременно вернуться после завершения учебы в Нефтегорск. Но что ждет его здесь? Культура и по сей день финансируется по остаточному принципу, а потому играют руководители самодеятельных коллективов на старых инструментах. «Мой баян, как ни прилаживаюсь, - сетует Виктор Федорович Швейкин,- нещадно врет, прошу отремонтировать, а мне говорят, что денег нет, играй, на чем есть, ты же виртуоз». Сказали бы это Сергею Войтенко, знаменитому музыканту и действительно виртуозу баянной музыки, родившемуся на нефтегорской земле. Что бы он ответил на такие «оправдательные» мотивы?

Вот и выходит, что зубовы сегодня, как вымирающие зубры. Но мне не хочется завершать этот рассказ и свои размышления на грустной ноте. Пусть прозвучит как надежда и утешение вот это четверостишье, написанное провинциальным самодеятельным поэтом Геннадием Фоминым, которое как нельзя точно выражает чаяния всех почитателей народной песни:

Я знаю, что настанут времена,
И истина на землю возвратится,
Как в старину, околицей звеня,
Гармонь моя опять заголосится…





РИА "САМАРА" 08 апреля 2009 11:55
Автор: Антонида Бердникова (г. Нефтегорск)




http://www.riasamara.ru/litera/red/article42864.shtml

Войдите чтобы комментировать