Драка и пляска как традиции русских праздников.

Драка


Драка – противоборство между мужским населением сел, деревень и небольших провинциальных городов.
Драки происходили между парнями брачного возраста и молодыми женатыми мужчинами из соперничавших или враждовавших друг с другом деревень: «своя» деревня шла на «чужую». Разделение на чужих и своих было широко распространено. «Свои» деревни держались обычно вместе, их жители старались помогать друг другу в беде, к «чужим» же испытывали враждебность и неприязнь, хотя зачастую причины, их вызвавшие, были уже давным-давно забыты. Деление на своих и чужих поддерживало воинственный дух молодых парней, давало им возможность показать перед всеми свое бесстрашие, лихость, удальство. Парни старались проникнуть на чужую территорию, поухаживать за чужими девушками, подразнить жителей, утверждая, например, что они на руку нечисты: «Лапти растеряли, по дворам искали, было шесть, а стало семь».



В русской деревне драки были коллективными – партия на партию, деревня на деревню, волость на волость. Драку обычно затевали на праздниках. «Что это за праздник, – недовольно говорили белозерские мужики, – никого и не побили».
Драка чаще всего планировалась заранее, хотя могла возникнуть и стихийно. При этом столкновение обычно провоцировалось или одной из враждующих сторон, или подростками. Подростки поддразнивали парней, пришедших на праздник незваными, старались их обидеть, подтолкнуть к драке. Чужаки отмахивались от них, давали подзатыльники, что вызывало «законное» возмущение старших братьев. Однако чаще всего готовые подраться парни сами старались, спровоцировать своих противников. Противоборствующие ватаги (шайки, артели) парней во главе с атаманом и несколькими гармонистами шли по деревенской улице, задирая друг друга, распевая угрожающие или оскорбительные частушки в адрес другой стороны, демонстрируя свой воинственный дух:

Вы сыграйте нам такого,
Чтобы ноги дрыгали,
Чтобы всяки соплиносы
Перед нам не прыгали.


Нам хотели запретить
По этой улице ходить.
Наши запретители,
По морде не хотите ли?!


Скобари вы, скобари,
Чего вы скобаритися!
Давно побить меня хотели –
Да начать боитися.


У кинжала ручка ала,
Ручка вьется как змея –
Заведу большую драку –
Выручай, кинжал, меня.


Драку могли затеять и сами атаманы. Они, как говорили крестьяне, «выломывались», т. е. старались показать с помощью неприличных жестов свое презрение противнику, «хоркали», т. е. издавали звук, напоминавший рычание зверя, стращали друг друга. Подобные действия парней перед дракой назывались «прикол», «заводка», «ломанье».
Во время драк использовали колья, выдернутые из забора, дубины и так называемые трески – деревянные или металлические трости. Парни и вступавшие несколько позже в драку мужики бились без всяких правил, с удивительной ожесточенностью и жестокостью. В драку включались все новые и новые люди, вызываемые на помощь криком или свистом Схватка могла продолжаться около двух-трех часов и заканчивалась бегством побежденных. Сцепившихся в один клубок, разъяренных битвой парней и мужиков разнять было почти невозможно. Иногда, согласно деревенскому этикету, в случае назревавшего убийства драку могли остановить женщины, которые имели право закрыть собой избиваемого мужа, сына или брата
Драки были своеобразным механизмом регулирования взаимоотношений между молодежными группами и внутри них, а также действием, с помощью которого на время снималась агрессивность противоборствующих сторон.

Пляска.


Пляска – народное хореографическое искусство, средство развлечения и общения людей на праздниках.
Русская пляска носила импровизационный характер. Плясовые фигуры – коленца – были очень разнообразны. Участники пляски свободно использовали их по своему усмотрению. Не было регламентировано и передвижение танцоров по плясовому полю: каждый мог занять то место, которое ему хотелось.
В основе русской пляски лежало несколько характерных приемов. Одним из наиболее распространенных был шаг, состоявший из множества элементов, в том числе из приседаний, подъема на цыпочки и др. Особенно популярным был вариант, называвшийся трехшаг, при котором танцор делал три шага, укладывавшиеся в три первые восьмушки двухчетвертного такта Распространенным вариантом шага были дробушки, т. е. быстрые движения ногами на одном месте. Плясовой шаг мог сопровождаться покачиваниями бедрами, что особенно было характерно для женской пляски.
Вторым часто встречавшимся приемом пляски было верчение. Плясун вращался на двух ногах, вытянув в стороны для равновесия руки, или на одной ноге, упираясь в землю пяткой и отталкиваясь другой ногой. Наиболее сложный вариант верчения – при котором пляшущий безостановочно вращался на носке левой ноги, приподняв правую, полусогнутую в колене.
Характерным приемом мужской пляски были присядки, исполняя которые плясавший быстро опускался на корточки, а затем снова поднимался. Присядки обычно сопровождались различными трюками: поочередным выбрасыванием ног вперед или в сторону, шпагатом, при приседании закидыванием одной ноги на колено другой, приседанием на одной ноге, чтобы другая не дотрагивалась до земли, и т. д. Все эти движения дополняли удары в ладоши, ладонью по колену или ступне, «скачки», т. е. прыжки, а также присвисты, выкрики.
В женских плясках распространение получило такое движение, как кивание, – с расправленными плечами женщина переступала на месте ногами или совершала медленные повороты. Очень выразительными были движения рук: ими «поводили», взмахивали в наиболее эмоциональные моменты пляски; хлопали, акцентируя ритмический рисунок, и т. д.
Пляски в русской деревне были сольные, парные, групповые (коллективные) и массовые. В массовых плясках могли участвовать все присутствующие на празднике, без всяких ограничений. Каждый мог войти в круг и выйти из круга, встать в любом месте. Парные пляски могли исполняться женщиной и мужчиной или двумя женщинами, двумя мужчинами. При этом они всегда носили состязательный характер: каждый старался показать свое умение в пляске – «переплясать» своего соперника. Такой дуэтной пляской была «Соломушка» («Дробушка», «Семеновна», «Страдания», «Топ-тушка»), исполнявшаяся под инструментальный наигрыш и пение частушек. Участники этой пляски становились друг против друга, а затем двигались навстречу под частушку, которую пел один из танцоров. После окончания частушки участники исполняли различные варианты дробушек на восьмую или шестнадцатую долю такта. Затем частушку запевал второй участник пляски. Темой «Соломушки» могла быть беседа двух подруг о «залетке», мужчины и женщины об измене, двух мужчин о «девках». Некоторые частушки посвящались различного рода злободневным деревенским темам.
Парная пляска мужчины и женщины зачастую имела ярко выраженный эротический характер: мужчина домогался женщины, которая ему сначала отказывала, а затем шла навстречу его притязаниям. Одной из таких плясок был «Голубец», исчезнувший из народного обихода к началу XIX в. Он очень откровенно показывал любовную игру мужчины и женщины и оценивался наблюдавшими его в XVIII в. иностранными дипломатами как крайне непристойный.
Женские коллективные пляски были в основном лирическими, в них преобладали движения руками, плечами, головой, покачивания бедрами, красивый мелкий шаг, дробушки. В старинной русской песне о таких плясках говорилось:

Пред Петрушечкой
Пойду ребрушком,
Пред добрыми людьми
Пойду белыми грудьми,
Перед мальчиками
Пойду пальчиками.


Особенно красивой была старинная пляска «Бычок», исполнявшаяся девушками или молодыми женщинами. Свое название она получила от слова «бычиться», т. е. стесняться. Ее участницы становились друг против друга двумя «стенками». Девушки плавным шагом, пристукивая ногами, шли навстречу друг другу, а затем отходили на прежнюю линию. Двигаясь в пляске ровными шеренгами, девушки «поводили» плечами, застенчиво опуская головы, слегка покачивали бедрами, прикрывали лица ширинками – тонкими вышитыми платочками. В конце пляски девушки обменивались поцелуями. В этой пляске девушки старались продемонстрировать красоту движений, грацию, женственность, смущение перед зрителями. Прекрасно ее описание дал Г.Р. Державин в стихотворении «Русские девушки»:

Зрел ли ты, певец тииский,
Как в лугу, весной, «Бычка»
Пляшут девушки российски
Под свирелью пастушка?
Как, склонясь главами, ходят,
Башмачками в лад стучат.
Тихо руки, взор поводят
И плечами говорят?


Мужские пляски отличались желанием показать удаль и некоторой агрессивностью, для них были характерны быстрые коленца, присядки, резкие взмахи руками, притопывания, верчения. Хорошим танцором считали того, кто отличался «живностью», «лихостью», «вертостью». В стихотворении Н. Я. Прокоповича «Повесть о том, как Садко богатый был в гостях у царя морского» (1836) лихой плясун описывается так:

Гость Садко царю играет,
Царь морской не утерпел,
В зубы бороду хватает
И вприсядку полетел.
Час, другой прошел – он пляшет,
Головой, руками машет,
Ухватившись под бочок,
Царь кружится, как волчок,
Плещет радостно в ладошки,
То притопнет гуслям в лад,
То попятится назад,
На одной вертится ножке
И, отряхивая пот,
От веселья инда ржет.


Среди мужских коллективных плясок большой популярностью пользовался трепак, исполнявшийся в очень быстром темпе. Его плясали, когда праздничное веселье достигало своего апогея, а мужчины были в ударе от выпитого вина, заздравных чаш, сытной еды, удалых песен. Трепак начинался обычно с «выхода». Мужчина, желавший отличиться лихостью, разудалостью, выходил на середину круга, выпрямлялся, откинув слегка назад голову, подбоченивался или скрещивал руки на груди и стоял так некоторое время, давая возможность зрителям почувствовать важность момента. Через несколько секунд ему навстречу выходил другой танцор и принимал такую же позу. Гармонисты резко растягивали меха гармоней, первый плясун ударял ногой о землю, широко разводил руки, и начиналась пляска. Один танцор находился на месте, выделывая разные коленца ногами, двигая плечами и всей верхней частью торса. Другой же вертелся волчком на месте, бросался на колени, носился вприсядку, ползунком, вывертами, взмахивал ногами в разные стороны. Бурная, лихая пляска, по словам крестьян, «разбирала по костям, как нечистый дух», ноги стоявших мужиков «шли сами», и пляска превращалась в стихийное неуправляемое действие.
Плясали в русской деревне почти всегда под музыку и довольно редко под песню. Инструментальные наигрыши исполнялись на балалайке, но чаще на гармошке. Гусли, дудки, кугиклы, гудки в XIX в. для аккомпанемента пляскам встречались редко. Хорошим гармонистом слыл тот, кто играл эмоционально, быстро, отчетливо, умел подстроиться к плясавшим. Такой музыкант, который «лихо берет», «бьет в мост, а не в пост», в деревнях очень ценился: его приглашали на все праздники, гулянья, посиделки, свадьбы.
С 70 – 80-х гг. XIX в. в молодежной среде пляска стала постепенно заменяться городскими танцами, такими как кадриль (кадрель), лансье (ланцет), па-де-катр (падекат), полька, краковяк. Эти танцы получили наибольшее распространение в деревнях северных и центральных губерний Европейской России, т. е. там, где воздействие городской культуры на деревенскую молодежь было особенно активным.
Самой любимой среди этих танцев была кадриль – парный многофигурный танец быстрого темпа. Она вошла в народный праздничный обиход довольно легко, отдельные ее движения были близки народной пляске и хороводу. Кадриль исполнялась под местные плясовые песни и наигрыши, а также под широко известные всей России «Камаринскую», «Барыню», «Сени», «Я на горку шла», «Коробушку», «Выйду ль я на реченьку». Она зачастую начиналась с песни-приглашения:

В поле ели, в поле ели,
Начинаются кадрели.
Вы вставайте, кавалеры,
Приглашайте на кадрели.
Кавалеры с лавочки,
Берите-ка по дамочке!
Мы станцуем, мы сыграем,
«Сени новые» споем.
«Сени новые» споем,
С кавалерами пройдем.


После этого танцоры собирались в пары, которые становились в две линии, квадратом, крестами или по кругу. Рисунок танца строился из переходов партнеров И кружения пар. Кадриль плясалась, как говорили крестьяне, «бойко, круто», в одном стремительном темпе, почти не убыстряясь к концу танца. Кадриль жила в деревне довольно долго. Ее танцевали и в XX в. женщины средних лет во время престольных праздников.

Изабелла Шангина. "Русские праздники. От святок до святок."
http://www.booksite.ru/fulltext/sha/ngi/na/