Гармонисты чубатые, Вы завлёки проклятые...

Отчего у нас в деревне у девчат переполох? Нет, нет, на побывку не ехал молодой моряк. Не ожидалиони и сватов. После войны парней-женихов на пальцах можно было пересчитать. Заходили Святки, и наши невесты все чаще табунились у колодцев, размахивая коромыслами, словно пиками. Девки до хрипоты спорили о том, какого гармониста и за какую цену нанимать на праздничные игрища.

Гармонистов только в нашем селе было три. Правда, лишь один из них - Николай Зайцев, уже тянул на жениха. Был он и ростом высок, и в плечах будь здоров, и чуб курчавый вился из-под шапки. Коля Ветрюк и Федя Щербаков еще только начинали принимать участие в святочных игрищах, играли похуже, поэтому и брали подешевле за свою игру.
Спор закончился в пользу Николая Зайцева. И не случайно. Во-первых, по нему многие девки вздыхали, во-вторых, играл так, что сердце в груди замирало. Наверное, о нем красавицы сложили такую частушку:

Гармонисты чубатые,
Вы завлёки проклятые...

Табуном пошли в хату Зайцева. После споров-уговоров сошлись на такой цене: полпуда ржи с каждой невесты. За это Николай согласился отыграть девкам все Святки. Взял он вроде за игру недорого, но полпуда хлеба на трудодни 40-50-х годов давались по`том. Словом, месяц, а то и больше надо было поработать в поле за такое количество зерна. А, например, в семьях Куликовых, Кучиных, Зезюлиных насчитывалось по 3-4 девахи. Им что, выгребать из закрома последний мешок? В этом случае платила лишь старшая сестра, а младшие «скакали» под гармонь только через каждые 3-4 дня, устраивая «выходные» своей старшей сеструхе.

И вот Рождество! Светло, морозно, снежно. Часов в 10 утра молодежь уже валом ломится в клуб. Вон в конце улицы показывается и Николай Зайцев. Он идет к клубу медленно, зато энергично растягивает розовые меха. Чей-то еще ломкий юношеский голос грозится частушкой:

Все продам,
гармонь оставлю,
Все равно любить заставлю.
Ему вторит звонкий девичий голос:
Гармонь новая на ремню,
Весели мою деревню.

Клуб переполнен. Бабы-вдовы позаняли все скамейки, только для гармониста оставлено самое почетное место. Он важно, как царь, занимает положенный ему «трон». Кто-то из девок укрывает колени гармониста расшитым рушником (чтобы меха не терли штаны), затем наполняют карманы Николая орехами, гарбузными и подсолнечными семечками (в перерыве ими позабавится).

И грянуло первое праздничное «страданье». Широко, раздольно, задиристо. Девки выходят на круг парами, между ними сразу вклиниваются женихи, подростки берут своих напарниц за руки. Бабы же зорко следят за своими дочками: кто из парней к той или иной чаще подсоседивается и после танца приглашает девку посидеть у него на коленях.

Гармонисту честь и слава,
Жаль, что я ему не пара.

Танцевать «страданье» Николай разрешает всем желающим - и кто заплатил ему за игру, и кто нет. А вот «барыню», «сербияночку» и даже «польку» - только исправным «налогоплательщицам». И если вдруг какая скупая на оплату вырвется на круг - гармонист сразу сжимает меха. Его тоже понять можно. Ведь за ремонт гармони мастер Яшка Тяжкороб из хутора Павловки берет тоже ого-го сколько.

7, 8 и 9 января игрища звенели почти весь день и первую половину ночи. Затем до конца Святок только вечерами. Девки наперебой совали в карман Николая куцые, но красочно расшитые платочки для утирания пота, самые же «бесстыжие» с вызывающими улыбочками самолично смахивали платочками капельки пота со лба гармониста и при этом лукаво припевали:

Играй, Коля, играй Коля,
И постукивай ногой,
Чтобы девушки любили,
И гонялись за тобой.

Конечно, был у девок самогон, однако гармонисту они не подносили и чарки, знали, что не возьмет в рот и капли до конца найма. Да и вообще пьяни не было. Зато все Святки в клубе стоял пулеметный треск от раскусываемых орехов. Во зубы были у селян! Без всяких нынешних хитроумных щеток и «орбитов» народ мешками щелкал орехи, как семечки.

Бывали годы, когда девки не сходились в цене со своими гармонистами и нанимали их из соседних деревень. И тут на свет появлялась новая частушка:

Гармониста я любила,
За село встречать ходила.

Однажды молодежь наняла играть самого Колю по прозвищу Косенький - за узкие и раскосые глаза. А он не играл, а прямо-таки «разговаривал» на стареньком баяне. Говорят, Косенький служил даже в каком-то доме отдыха или санатории. После игры Косенький увадился провожать Дуню, дочь тетки Марьи Троячкиной. Вскоре лупастые сельские бабы вынесли вердикт: Дуня «понесла». В отместку за то, что Дуня влюбилась в женатого «чужака», безжалостные сельские парни сложили такую частушку:

Находилась наша Дунька
На высоких каблуках,
Скоро маленький,
раскосенький
Заплачет на руках.

На мясоед, масленицу девки нанимали гармонистов за семечки - по 5-6 фунтов с танцовщицы. Те семечки гармонист или его родственники продавали на базаре.
А какая Троица без гармони? В лугах молодежь собиралась со всех окрестных сел, деревень, поселков. И тут начинался настоящий спор между гармонистами - кто из них соберет вокруг себя самый большой карагод. В адрес гармониста-соперника неслась над лугом такая частушка:

Гармонист, гармонист,
Рубаха зеленая,
Не у вас ли, гармонист,
Хата разваленая.

За игру на Троицу девки расплачивались быстро и дешево: прополкой. Подумаешь, в 20-30 тяпок прополоть картофель на огороде гармониста. Разве это работа? 2-3 часа помахали тяпками, и готово. Зато после прополки танцевали у хаты гармониста до упаду.
...Прошли годы. Гармонистов на селе словно градом повыбило. Например, даже в самой Хомутовке тальянки сейчас имеют всего 3-4 человека. К радости жителей переулка Паркового, живет рядом с ними Анатолий Иванович Жилин. Когда-то его «убийственный» для девок чуб давно поседел. Недавно Анатолий Иванович отмечал свое 60-летие. После застолья вывел гостей на улицу и растянул меха. Под его гармонь до полуночи танцевали и стар и мал с соседних улиц. Жилин активный участник районной художественной самодеятельности. На минувшие Новый год, Рождество Жилин опять порадовал соседей своей разудалой игрой на двухрядке. Не перевелись еще гармонисты в Калиновке, Ольховке... Вот, пожалуй, и все адреса.

Но у наших селян пока имеется их главная, напоминающая молодость отрада - телепередача «Играй, гармонь любимая!» Как утро субботы, так у «ящиков» замирают семьями, из настежь раскрытых окон далеко несутся заветные слова:

Деревня, деревня,
березовый край,
Гармошка, гармошка,
позвонче играй...

Спасибо вам, Заволокины, за то, что вы отыскиваете на Руси все новых и новых чубатых и... лысых уже гармонистов!

Автор: Алексей Анищенков, Хомутовка
31 января 2006 года,
Курская Правда, № 239 (23950)
http://pravda.kursknet.ru/news.php?article=1097

Log in to comment