Печать
Просмотров: 293

Новгородский университет хранит не только гармонию, но и гармони

В Антонове в 126-й аудитории нового корпуса Новгородского Государственного Университета с 2019 года работает музей «Собрание предметов бытовой, материальной, духовной и музыкальной культуры народов Северо-Запада».

zRJMFIAhMWU

Его учредителем является Иван Николаевич Коржуев — музыкант, собиратель, исследователь, реставратор.

Иван Коржуев родился на юге Новгородской области, в городе Холм, но уже 60 лет живет в Великом Новгороде. И уже полвека собирает музыкальные инструменты, которые представлены на выставке: гармоники, баяны, аккордеоны.

— Когда у вас появился интерес к музыке?

— Сам я повидал и войну, и колхозы, и голод. Несмотря на все трудности, хотелось все знать. Мы начинали с ранних лет перенимать мастерство людей кругом: смотрели, как тётушка шьёт, как дедушка сапоги ремонтирует, как гармонист играет. Любили праздники, потому что русский народ устроен так, что пытается все делать сообща. Люди после трудового дня собирались, чтобы отдохнуть.

Гармонист был самым уважаемым человеком в селе. У нас не было других занятий, газеты не приносили, радио ещё не было. Патефон и гармонь являлись самыми любимыми инструментами. Все это у меня из детского интереса и пошло.

Во время войны гармонь помогала людям расслабиться, почувствовать мирную жизнь. Женщинам она помогала расслабиться душою, ведь похоронки приходили ежемесячно. Общее единение помогало душе растаять, помогало выживать.

music museum

— А вы помните свой первый инструмент?

— Он появился, когда я ходил в седьмой класс. Мы жили в деревне, родители понимали, что я должен быть гармонистом, поскольку меня ранили в войну, и надо было не отставать от здоровых людей, чем-то выделяться. Родители купили в Ленинграде в 1948 году гармошку. В восьмом классе я привез её в Холм, где учился и жил на квартире. Хозяин квартиры начал играть, а я стал присматриваться к игре.

— Какую роль сыграла в вашей жизни гармонь?

— Когда я приехал в Новгород, гармонька лежала в кладовке. Я уже работал на «Планете». Однажды поехал на Кавказ в турпоход и увидел, как там любят сидеть у костра, играть и петь. Когда вернулся оттуда, то с получек в Великих Луках купил баян. Я учился по слуху, потом, когда появились самоучители, учился и по ним.

Потом купил еще один баян, и мне пришлось его реставрировать. А когда узнали, что я умею это делать, меня сразу зачислили мастером по ремонту инструментов в музыкальное училище. Чтобы быть мастером, теорию надо знать прилично, поэтому я заочно поступил в Москву, в вуз.

music museum 2

— Как вы начали коллекционировать музыкальные инструменты?

— Я, когда шел после работы из кремля, слышал в парке звучание гармони. Посмотрел на этот самодеятельный коллектив, пошел искать, кто бы ими занялся, но оказалось, что никто этого делать не будет. Тогда сам проявил инициативу. Начал собирать гармонистов, любителей, полупрофессионалов. Приходилось искать новые инструменты, новое звучание. Когда перестройка началась, люди понесли мне инструменты продавать, хотелось найти все лучше и лучше. Совершенство недостижимо, идет постоянный поиск.

— Какой инструмент в музее вам особенно дорог?

— Есть у меня гармонь, которую мастер делал три года. Здесь не к чему придраться, здесь и инкрустация, и полировка. Нам таких уже не сделать, потому что мастера знали много секретов. Я её купил у одной бабушки 30 лет назад за 7 тысяч.

— Что вас подтолкнуло на создание столь интересного музея?

— Я оказался в однокомнатной квартире, где работать было невозможно. У меня собиралось в наличии 180 инструментов. Но куда их дальше-то собирать? Я раздавал их семьям многодетным, когда ездил в поездки, оставлял инструменты в порядке благотворительности. Мотив моего собирания такой: чтобы кто-то играл, чтобы это служило народу. Гармонь — душа народа.

У меня написаны статьи, где я обосновываю то, что, если у нас за плечами не будет родственных воспоминаний, села, мы распадемся, у нас не будет духовной опоры. По радио сейчас не услышишь баяна, гармони. А когда своего ничего не звучит, что напоминает о бабушке, о дедушке, то в голове нет памяти о родной земле.

— Тяжело ли было найти помещение для музея?

— С помощью журналистов. У меня брали интервью, и, видимо, как-то благодаря этому узнали. Я предлагал разные места, но не было свободных помещений, а оплачивать аренду я не могу — я пенсионер. Университет любезно предоставил аудиторию.

museum 5

Иван Николаевич отметил, что сейчас в музее представлено 50 музыкальных инструментов. Но останавливаться на этой циифре он не планирует, поэтому в дальнейшем коллекция обязательно пополнится новыми экспонатами.

Фото автора.

Источник

 

Войдите чтобы комментировать